Законодательство казаков-некрасовцев - Всеказачий Общественный Центр
Перейти к содержанию

Законы Всевеликого Войска Донского

Screenshot

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КАЗАКОВ-НЕКРАСОВЦЕВ

К началу XIX века некрасовцы (потомки одного из вождей Булавинского казачьего восстания против Российской империи – Игната Фёдоровича Некрасова, ушедшего со своими сторонниками в эмиграцию) собрались в двух отдельных группах – майносской и дунайской. Русский этнограф Ф.В. Тумилевич об одной из них, создавшейся на острове Майнос в Турции, пишет: «Майносская ветвь некрасовцев жила вдали от русских границ, в чуждом окружении, изолированно, замкнуто. Это создало условия для сохранения общественно-демократического устройства общины, какой она была на Дону, Кубани, и культуры своих предков». В эмиграции казаками был разработан свод законов, основанных на казачьих национальных демократических традициях. Уже после смерти Игната этот свод стал называться «Заветами Игната Некрасова» и по этим заветам люди прожили вдали от покинутого Дона 245 лет. Казаки-некрасовцы благодаря этим заветам смогли не только сохранить свою идентичность, но и сохранить себя вообще в чужеродной среде гораздо лучше дунайской ветви казаков-эмигрантов.

Демократическое устройство некрасовской общины Майноса, самоуправление, экономика, семья, быт, грамотность — всё это обращало на себя внимание как иностранных, так и русских путешественников, побывавших у них. Селение некрасовцев на Майносе состояло из пяти станиц, называлось Бив-Эвле («селение из тысячи домов»), другое название – «Игнат-казаки».

Общественное устройство Майноса, быт, семья, нравственные устои, образование определялись и регулировались «Заветами Игната Некрасова». Вне всякого сомнения, эти «Заветы» – древний кодекс казачьего обычного права, собранный и записанный по свежей памяти в эмиграции. «Игнатова книга» хранилась в священном ларце в церкви на Майносе.

Всего «Заветы Игната» включали более 170 статей занесённых в рукописную книгу. К сожалению, в ходе бесконечных войн и переселений этот уникальный документ народовластия был утерян, но ещё и в ХХ веке некрасовцы пользовались «Заветами» по памяти. В них нашло отражение общеказачье обычное право, соблюдавшееся и у других казаков до времени окончательного вытеснения его русскими законами. Этнографы записали с устных пересказов свыше 170 статей этого оригинального Свода Законов.

Абсолютной властью «Заветы» наделяли Народное Собрание — Круг, которому принадлежало также право квалификации преступлений и проступков и суда над правонарушителями. Круги же избирали ежегодно атаманов с властью исполнителей общественной воли и с правом требовать беспрекословного послушания. Контролировал действия атаманов Круг, который мог не только сменять их до срока, но и призывать к ответу за неблаговидные поступки.

«Заветы» сохранили в памяти образ древних общественных отношений, забытый казаками под властью России. Русский чиновник В.П. Иванов-Желудков, посетивший Майнос в 1865 году, рассказывал о необычайной честности, царившей в поселении некрасовцев: «Все единогласно уверяли меня, что, валяйся у некрасовца мешок червонцев под ногами, он даже одного не возьмёт на том основании, что на своей земле ничего брать нельзя».

Также интересно его свидетельство о том, что атаманы и во время службы несут ответственность за проступки наравне с другими членами общины: «Что атамана можно высечь и секут, это не подлежит сомнению и вовсе не выходит из ряда обыденных событий майносской жизни. Точно так же кладут ничком и точно так же заставляют поклониться в землю и поблагодарить словами: «Спаси Христос, что поучили!»; затем ему вручается булава, символ его власти, которую на время наказания отбирает какой-нибудь старик. Вручив булаву, все валятся атаману в ноги, вопя: «Прости, Хряста ради, господин атаман!»

— Бог простит! Бог простит! — отвечает, почесываясь, избранник народный, и всё входит в прежний порядок».

«Заветы» запрещали казакам родниться с турками, среди которых они жили; каждый казак должен был работать и знать какое-либо ремесло, но никто из некрасовцев не мог пользоваться трудом соплеменника для личного обогащения; третья часть заработка обязательно сдавалась в войсковую казну, которая расходовалась на церковь, школы, оружие, помощь немощным, престарелым, вдовам, сиротам.

Совершеннолетие граждан наступало с достижением восемнадцатилетнего возраста, после чего каждый мужчина приобретал полноту общественных прав и должен был участвовать в собраниях Круга и в военных предприятиях. Командные должности разрешалось занимать только после 30 лет, а на посты войсковых и походных атаманов можно было выбирать лишь лиц, достигших пятидесятилетнего возраста.

В поселениях запрещалось производство и продажа хмельных напитков, запрещалось и их употребление; за непочтительное отношение к старшим полагалась порка; оскорбление родителей и непослушание им наказывалось батогами. Главой семьи считался муж и отец, который не должен был обижать жену; по её жалобе Круг мог наказать мужа и даже постановить развод; разврат и насилие над женщиной наказывалось немилосердной поркой, а за измену мужу виновницу погребали в земле по шею или сажали «в куль да в воду»; такое же наказание устанавливалось для убийц; изменники подлежали смертной казни, а за некоторые меньшие вины перед обществом Круг мог изгнать провинившегося и тогда, как польский «банита», он считался вне закона и каждый мог его убить безнаказанно.

В духовной жизни «Заветы» требовали неизменно придерживаться старой веры, никонианское и греческое духовенство у себя к службе не допускать, старообрядческих священников, не выполняющих волю Круга, считать еретиками и изгонять, за богохульство убивать, блажных и безумных не наказывать; помощь равным оказывать втайне, чтобы о ней никто не знал. Помогать явно мог только Круг. Нищим разрешалось подавать открыто, но обязательно тот же хлеб, что и сам ешь.

Если Круг, наказав провинившегося, снимал с него своим постановлением позорящее его пятно и считал дело ликвидированным, тогда больше никто не смел стыдить его отбытым наказанием.

Проживая на Майносе, некрасовцы хранили казачий общественный строй и идеалы национально-политических свобод, за которые боролись в рядах Булавина. Двуперстие, старая вера только вдохновляли в боях, а не служили основной целью движения. И тогда, и на Майносе религия оставалась лишь частью национальной идеологии. Поэтому майносцы или кубанцы до последних дней пребывания за рубежом могут считаться политической в основе, а не религиозной эмиграцией.

Выдержки из заветов атамана Игната Некрасова:

  1. Царизму не покоряться. При царях в Россию не возвращаться.
  2. С турками не соединяться, с иноверными не сообщаться. Общение с турками только по нужде (торговля, война, налоги). Ссоры с турками запрещены.
  3. Высшая власть – казачий Круг. Участие с 18 лет.
  4. Решения Круга исполняет атаман. Ему строго подчиняются.
  5. Атаман избирается на год. Если провинился – смещается раньше срока.
  6. Решения Круга для всех обязательны. За исполнением следят все.
  7. Весь заработок сдают в войсковую казну. Из неё каждый получает 2/3 заработанных денег. 1/3 идёт в кош.
  8. Кош делится на три части: 1-я часть – войско, вооружение. 2-я часть – школа, церковь. 3-я – помощь вдовам, сиротам, старикам и другим нуждающимся.
  9. Брак может быть заключён только между членами общины. За брак с иноверцами – смерть.
  10. Муж жену не обижает. Она с разрешения Круга может покинуть его, а мужа Круг наказывает.
  11. Наживать добро обязан только трудом. Настоящий казак свой труд любит.
  12. За разбой, грабёж, убийство – по решению Круга – смерть.
  13. За разбой, грабёж, убийство на войне – по решению Круга – смерть.
  14. Шинков, кабаков – в станице не держать.
  15. Казакам в солдаты дороги нет.
  16. Держать, сохранять слово. Казаки и дети должны гутарить по-старому.
  17. Казак казака не нанимает. Денег из рук брата не получает.
  18. В пост песен мирских не петь. Можно лишь старинные.
  19. Без разрешения Круга, атамана казак из станицы отлучиться не может.
  20. Сиротам и престарелым помогает только Войско, дабы не унижать и не унижаться.
  21. Личную помощь хранить втайне.
  22. В станице не должно быть нищих.
  23. Все казаки держатся истинно-православной старой веры.
  24. За убийство казаком казака убийцу живым закапывают в землю.
  25. Торговлей в станице не заниматься.
  26. Кто торгует на стороне – 1/20 прибыли в кош.
  27. Молодые почитают старших.
  28. Казак должен ходить на Круг после 18 лет. Если не ходит – берут штраф два раза, на третий – секут. Штраф устанавливает атаман и старшина.
  29. Атамана избирать после Красной горки на год. Есаулом избирать после 30 лет. Полковником или походным атаманом после 40 лет. Войсковым атаманом – только после 50 лет.
  30. За измену мужа ему бьют 100 плетей.
  31. За измену жены – закапывать её по шею в землю.
  32. За кражу бьют до смерти.
  33. За кражу войскового добра – секут и горячий котёл на голову.
  34. Если спутался с турками – смерть.
  35. Если сын или дочь подняли руку на родителей – смерть. За обиду старшему – плети. Младший брат на старшего руки не подъемлет, круг плетьми накажет.
  36. За измену Войску, богохульство – смерть.
  37. На войне в русских не стрелять. Против крови не ходить.
  38. Стоять за малых людей.
  39. С Дона выдачи нет.
  40. Кто не исполняет заветов Игната, тот погибнет.
  41. Если в войске не все в шапках, то идти в поход нельзя.
  42. За нарушением атаманом заветов Игната – наказать и отстранить от атаманства. Если после наказания атаман не благодарит Круг «за науку» – высечь его повторно и объявить бунтовщиком.
  43. Атаманство может длиться лишь три срока – власть портит человека.
  44. Не держать тюрем.
  45. Не выставлять в поход заместителя, а тех, кто это делает за деньги, – казнить смертью как труса и предателя.
  46. Виновность за любое преступление устанавливает Круг.
  47. Священника, не исполняющего волю Круга, – изгнать, а то и убить как бунтовщика или еретика.

Материал подобрал и подготовил Александр Дзиковицкий.