Страница Лидера ВОЦ А.В. Дзиковицкого - Всеказачий Общественный Центр
Перейти к содержанию

Страница Лидера ВОЦ А.В. Дзиковицкого

Screenshot

7. АЗБУКА ДИПЛОМАТИИ ДЛЯ КАЗАЧЬИХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ

Там, где кончается дипломатия, начинается война.
Поливиос Димитракопулос (1864-1922),
греческий писатель.


Screenshot

Ярким подтверждением приведённого здесь эпиграфа служит изображение привязанной к этому тексту картины известного художника И.Е. Репина «Запорожские казаки пишут письмо турецкому султану». Как мы знаем, саркастического и унизительного по своему содержанию.

Действительно, вся дипломатия былой Запорожской Сечи нередко сводилась к оскорблениям потенциального противника, с которым регулярно воевали и лишь иногда мирно договаривались. На самом деле, понятие «дипломатия» означает другое – это наука отношений и искусство ведения переговоров и проведения в жизнь нужных вам решений мирными средствами. И весьма примечательно, что даже такой воинственный народ Древней Греции, как спартанцы, считал слово и разум более достойными и подобающими человеку средствами действия, нежели силу и отвагу.

Большинство людей считают, что дипломатические навыки общения с другими людьми, представляющими частные, общественные, государственные или какие-то иные интересы нужны исключительно дипломатам уровня государственных послов, посланников, консулов, атташе и прочих подобных перечисленным должностных лиц. При этом как-то упускается из виду, что и общественный деятель, если он желает добиться успеха в своих делах, находить и достигать положительных результатов от своей активности, должен в известной степени быть дипломатом. То есть, уметь находить взаимоприемлемые способы общения и компромиссные варианты решений вопросов, которые хотели бы добиться разные вступившие в переговоры стороны.

Не случайно в истории прославились имена самых известных дипломатов-виртуозов Талейрана и Меттерниха. Современники, конечно, часто обвиняли их в беспринципности, хитрости, коварстве и прочих ужасных грехах. Каковые, возможно, с точки зрения нормальной человеческой порядочности далеко не всегда можно было считать нравственными и моральными. Однако, такие люди – это, во-первых, высококлассные дипломаты, доказавшие своё мастерство практическими результатами своей деятельности. Во-вторых, такие люди подобны редкоземельным элементам, они вовсе не массовы в производстве, штучны в своём появлении. И, в-третьих, являются наиболее радикальным проявлением дипломатического мастерства, которое остальным дипломатам не под силу ввиду множества сдерживающих факторов внутреннего, прежде всего, происхождения.

Другая крайняя противоположность человеческих свойств и характера – это полное отсутствие способности коммуницировать с другими людьми, находить с ними компромиссные решения, неумение вычленять в своих целях главное и второстепенное, жертвуя которым можно достичь успеха в главном. Такие люди называются маргиналами и им не светит никаких успехов в той деятельности, которой они взялись заниматься, явно не соотнеся свои способности с поставленными перед собой задачами. Правда, достаточно хитрые и способные, а также имеющие соответствующие рычаги влияния на общественное мнение дипломаты-специалисты, порой искусственно загоняют своих оппонентов в «маргинальное поле», если не хотят или не могут найти с ними точки соприкосновения и взаимопонимания. Но это уже другой вопрос, относящийся лишь к тактическим дипломатическим приёмам, довольно слабо связанным со стратегией дипломатии.

В качестве примера таких казачьих общественных деятелей можно привести А.Н. Юдина, атамана-президента Донской Казачьей Республики (ДКР), провозглашённой в 2009 году. Не буду углубляться в подробный анализ, но результаты его деятельности говорят сами за себя: получив на первых этапах одобрение значительного числа казаков и привлёкши к себе определённое число казачьих лидеров и активистов, за несколько лет он «распугал» своих сторонников и не приобрёл никаких союзников. И это произошло, прежде всего, не из-за фантастичности и бесперспективности провозглашённых им целей и приоритетов ДКР, а из-за неумения разговаривать с другими и находить взаимоприемлемые компромиссы. И теперь эта организация фактически умерла.

Другой пример подобного рода – О.В. Маняшкин, который побывал в разных казачьих организациях (в том числе и в ДКР Юдина, и в Движении Восстановленных Станиц, где он одно время был даже председателем Совета атаманов), но всюду разжился лишь новыми врагами, не сумев приобрести надёжных сторонников. А ведь известна истина, что гораздо легче сделать из друга врага, чем из врага сделать друга. И как раз вторая способность является показателем как дипломатических способностей общественного деятеля, так и его пользы для организации (движения, союза и так далее), интересы которой он взялся блюсти и отстаивать.

Объясню сказанное на простых, азбучных истинах.

Если казачий общественный деятель в результате своих контактов не только не может расширить или хотя бы сохранить дружеские связи и поддержку представляемой им организации, а наоборот, «встаёт в позу», ссорится с другими, рушит прежнюю хотя бы даже просто нейтральную позицию – это сигнал опасности для представляемых им казаков (красный сигнал светофора); если казачий общественный деятель не может расширить дружеские связи и ни на шаг не продвигается в поиске союзников – это серьёзное предупреждение (оранжевый сигнал светофора); и только умение находить компромиссы, друзей и поддержку в других казачьих и неказачьих объединениях говорит о соответствии такого казачьего общественного деятеля взятым на себя функциям (зелёный сигнал светофора). Причём, если такой казак-деятель в состоянии путём договорённостей превратить вчерашнего врага в своего сегодняшнего друга – это будет, как говорится, «высший пилотаж». За такого казака-дипломата всем остальным казакам надо держаться обеими руками, ибо только у таких людей в мирное, невоенное время имеется хоть какой-то шанс добиться чего-то реального для Казачьего Народа. Чего-то такого, что способно поддержать в казаках не иллюзорный мираж («голубую мечту розового детства»), а вполне оправданный (обоснованный дипломатическими успехами) оптимизм относительно перспективы достичь казакам желаемого будущего.

6. ИЗ ИСТОРИИ КАЗАЧЬЕГО НАЦИОНАЛЬНОГО «ДВИЖЕНИЯ ВОССТАНОВЛЕННЫХ СТАНИЦ» (ДВС)

(глава из книги А.В. Дзиковицкого «Казаки. Осознание себя. Казачий Народ)


Брат не всегда прав, но он всегда твой брат.
Народная мудрость.


Screenshot

На фото: председатель Совета атаманов ДВС А.В. Фалалеев.

После некоторого застоя, а кое-где даже спада в казачьем этническом возрождении, на какое-то время произошёл [в середине 2-го десятилетия XXI века] его новый подъём, связанный, прежде всего, с развитием Движения восстановленных станиц, пример и моральный авторитет которого начинал находить сторонников уже не только на Тихом Дону, где оно зародилось. После публикации моей статьи “Движение восстановленных станиц”, рассказывающей об этом Движении, казаки-читатели, да и не только казаки, высказали немало слов поддержки и одобрения этой инициативы. Поэтому мы продолжили следить за происходящим и информировать читателей о дальнейших шагах в развитии этого процесса. И надеялись при этом, что пример донских казаков-активистов даст пример и юридическое основание для деятельности национально ориентированных казаков в других местах их проживания. Хотя, если честно, высокомерное пренебрежение руководства Движения восстановленных станиц в отношении иных казачьих организаций вызывало подозрение, что ничем хорошим для Движения это не кончится. Была серьёзная опасность маргинализации. Что, увы, в конце концов и случилось. Столкнувшись в одиночку с антиказачьей политикой властного режима РФ в попытках, опираясь на законы РФ и стремясь создать параллельные официальным органы местной казачьей власти (самоуправления), одновременно пытаясь найти с режимом соглашение без поддержки большинства казаков, не входящих в Движение, “Восстановленные станицы” не смогли добиться своих целей. И в конечном счёте Движение стало буксовать на месте. А это лишь принесло новые разочарования в среду национально ориентированных казаков… Но это было несколько позднее. А пока всё выглядело довольно оптимистично.

В весёлый солнечный день 1 мая 2017 года в древнейшей столице казаков городе Азов (по-тюркски Азак, от имени которого, по одной из версий, которой придерживается автор, произошло самоназвание “казак”) состоялся очередной Совет атаманов Движения восстановленных станиц под руководством его председателя О.В. Маняшкина, избранного таковым уже на второй срок. А по адату (обычному праву), как пояснил сам Олег Витальевич, максимум его пребывания на выборной должности – три годичных срока, хотя переизбрать могут в любой момент, если казаки чем-то окажутся недовольны.

Важное рабочее мероприятие проходило на подворье частного домовладения и потому в речи выступающих временами врывались истошные крики петухов. В общем, здесь вольно или невольно был воспроизведён древний казачий обычай проводить свои собрания не в клубах или конференц-залах, как то практикуется ныне, а под открытым небом. Правда, ранее для этого использовались майданы (станичные площади), но теперь приходится проводить там, где есть возможность, собрание на майдане властями будет объявлено как “несанкционированное массовое мероприятие” и может окончиться задержанием участников, заключениями под административный арест иштрафами.

Поскольку это мероприятие было не казачьим Кругом, а Советом атаманов, то пожелавшие присутствовать на нём рядовые казаки имели право только слушать и быть свидетелями происходящего. Гутарить могли только атаманы. Однако по окончании Совета допускается взять слово казакам, у которых, как выразился Маняшкин, “есть что сказать” или задать любой вопрос без какого-либо ограничения по теме. На Совет прибыли гости – представители Национального Совета Казаков, казаки из Сибири с берегов Камы, а также известный многим неоднозначный казак Э.И. Дейнекин из Новороссийска. В числе присутствующих был и атаман станицы Царицынской А.В. Фалалеев, очень определённо выдвинувшийся на первые позиции в Движении, отношение к которому в казачьей среде крайне неоднозначное.

Первое слово предоставлено было станице Азовской (в границах муниципального образования “Азовский район”). Её атаман не присутствовал на Совете, и от его имени говорил казак Анатолий Иванович, который сообщил, что он ведёт юридические дела станицы, а потому и был уполномочен выступать на Совете. Казак сообщил следующее:

– Мы провели Круг, выбрали атамана, приняли за основу Декларацию (о восстановлении станицы), которая была предложена для принятия станичными Кругами Советом атаманов, разработали план наших дальнейших шагов и действий, постановление. Всё это мы передали в администрацию района. Следует пояснить: у нас две станицы, поскольку и в городе Азове есть муниципальное образование, и в Азовском районе есть муниципальное образование. Поэтому у нас есть станица Азовская и есть станица юртовая Азовская. Сейчас я буду говорить, прежде всего, о юртовой станице.

Первый ответ мы получили от районной администрации. В ответе они даже не удосужились написать “Атаману восстановленной станицы”, а просто ограничились “Кузьмину С.Г.”. Похоже, что они вообще не читали поданные нами документы. В резюме ничего не сказано – отказ или согласие. Написали без затей: “Рассмотрев ваше обращение, […] сообщаем, что создание и деятельность казачьих обществ…”. Понимаете, у них даже нет понимания, что “народ” и “общество” – это совсем не одно и то же! Они – государственные мужи! Они управляют нами! И пишут, что «казачьи общества опираются на Закон “О государственной службе российского казачества”»! Всё! А ведь мы к ним обращались, как Казачий Народ…”.

После эмоционально высказанного возмущения казака вставил своё замечание О.В. Маняшкин:

– Мы разослали принятые нами документы по всем федеральным органам власти, главам администраций, расположенных на территориях восстановленных станиц – и везде вот такая реакция. Примерно одинаковая. А ведь это они расположены на наших землях, а не мы на их! Что делать?

С места попросил слова опытный юрист А.В. Фалалеев, атаман станицы Царицынской, постоянно по ходу мероприятия делавший какие-то пометки в лежавшем перед ним блокноте: Он обратился к ранее выступавшему:

– Заявление в прокуратуру подали от одной станицы или от обеих?

– От одной, от юртовой.

Фалалеев сделал пометку у себя в записях и произнёс короткое “всё”, создав оптимистическое впечатление у присутствующих, что он берёт это дело на собственный контроль и продвижение и обязательно с этим разберётся. Докладчик продолжал:

– Мы, когда отправляли наши документы, добавили в адресаты правительство Ростовской области. Однако там даже не стали читать наши бумаги и отослали их в “Департамент казачьих кадетских учреждений Ростовской области”, который занимается реестром. И нам отвечает даже не департамент, а какой-то клерк, который ни за что не отвечает. Они просто игнорируют Казачий Народ!

А на днях мы получили ответ по станице Азовской. Они пишут: «Исходя из вышеизложенного, национально-территориального объединения казачьего народа (тут они уже “вспомнили” за народ!) “культурно-этническое общество казаков” в границах города Азова до 1917 года не существовало». Вообще историю не знают! Не знают, что тут были целые казачьи посады! Они говорят: “Поэтому процесс восстановления нами несуществующего образования на территории города Азова невозможен”. То есть, как геноцид Казачьего Народа проводился, так эта администрация его и продолжает!

С места опять задал вопрос А.В. Фалалеев:

– Вы историческую справку по городу Азову получили?

– Получили, – ответил докладчик.

– Когда направите заявление в прокуратуру?

– В ближайшие дни.

Фалалеев сделал новую пометку в своих записях. А председатель Совета атаманов объявил следующего выступающего: “Станица Доломановская в границах Ленинского района города Ростова-на-Дону. Атаман Максаков Виталий Викторович”. Атаман начал рассказывать:

– Мы изначально стояли у истоков станиц Каменской и Иверской города Ростова. Документы те же самые. Отправили, но нам никаких письменных ответов не пришло. Кто-то мне позвонил и сказал: “Мы тебя вызываем”. Я ответил: «А вы кто такие, чтобы нас “вызывать”? Мы – национально-государственное образование, вы – на нашей земле. Назвал ему статьи законов, Конституции. Мы здесь народ, – говорю, – а вы – неизвестно чьи ставленники. Вы даже не избраны. Через три дня он опять звонит, интонация голоса совсем другая: “Извините, мы приглашаем вас”. Но, поскольку он сообщил, что с нами хотят говорить лишь как с “общественной организацией”, а не с народом, я сказал, что у меня нет времени обсуждать такие посторонние позиции».

Маняшкин объявил следующего выступающего: “Станица Иверская, атаман Куцеволов”:

– На наше обращение мы получили отписку, – сообщил новый выступающий. – Создаётся впечатление: или люди совсем безграмотны, или с нами играют в дурака. На последнее обращение вообще не ответили. Но мы руки не складываем. Делаем своё дело. Идём в народ. Разъясняем, объясняем людям, что мы правы, и что наши действия законны. И люди нас понимают и поддерживают! Ну, а власть… Я не знаю. Или ликбез для неё в принудительном порядке нужно вводить… А подписываются-то как! Человек вообще даёт ответы без указания какой-либо своей должности. Пишем на имя главы, а отвечает непонятно кто. Одно письмо пришло со словами “мы не знаем, как делать, обращайтесь в Верховный Совет (?)”. Вот и всё.

А.В. Фалалеев уточнил, что документы были от станицы отправлены 3 марта, сроки для ответа уже прошли, и сделал соответствующую запись в блокноте.

С места поднялся казак Валерий Иванович и сказал: “Маленькое уточнение у меня есть. Мы знаем, что живём в оккупации, нами управляют сами знаете кто. И что от них можно ожидать, пока мы сами не скажем, кто мы такие?!”. Сделав эту ремарку, казак сел.

Маняшкин прокомментировал: “Правильно. Мы для этого и собираемся”. А затем объявил следующего выступающего: “Станица Неклиновская. Атаман Пищиков Геннадий”. Названный, человек в реестровом кителе с галстуком, сообщил:

– Мы подали все документы в начале марта. Звонил мне замглавы Неклиновского района, сказал: “Знаешь, глава болеет, не может ответить. У меня помощник есть, ты приезжай, он тебе подскажет, как надо там всё подправить, переписать”. Я отвечаю: “А как вы нам подскажете, если эти документы приняты Съездом народа?”. В ответ: “Ну, ты приезжай, мы и поговорим”. Дальше поговорили в немного повышенных тонах. Я, как депутат и координатор ЛДПР по Неклиновскому району, пообещал ему организовать митинг, на котором прозвучит критика районной власти. Пообещал, что соберутся казаки, которые у нас, соберутся реестровые, многие из которых подходят ко мне и заявляют о желании “давайте мы к вам”. Но ответа от администрации так и нет, и отведённые на это сроки прошли.

Маняшкин объявил нового выступающего: “Станица Самсоновская в границах Первомайского района города Новочеркасска. Самсонов Валерий Семёнович”:

– Я сдал все документы, 51 лист, только 24 апреля. – сообщил пожилой атаман. – И предупредил: “Ребята, спуска вам не будет!”.

Маняшкин обратился к присутствующим здесь казакам Национального Совета Казаков из Ростова-на-Дону: “Помогайте! Эта станица только образовалась, будьте ей в помощь!”. Спустя некоторое время Маняшкин счёл необходимым вмешаться в ход собрания: “Я тут слышал, – сказал он, – вопросы с мест о границах восстанавливаемых станиц. Дело в том, что эти границы на Донской Земле были десятки раз переделаны. Некоторых станиц вообще уже не существует. Поэтому мы приняли решение восстанавливать станицы в пределах ныне существующих административных границ! Казаки! Мы восстанавливаем себя как Народ. Это восстановление прав Казачьего Народа, и первый шаг – это восстановление станиц, как незаконно упразднённых. И, восстанавливая, мы берём на себя ответственность за всех, проживающих в границах данной станицы. Куда мы этих людей денем? Об этом даже речи не может быть. Мы обязаны, и у нас всё для этого есть, обеспечить им порядок, безопасность и достаток. Система казачьего народоправства всё это обеспечивает. Она работала тысячи лет! Нас потому и долбили, что она шла вразрез с династическим правом королей и царей. У нас нет другого пути. За 27 лет мы испробовали всё. В конечном итоге получили шесть “Всевеликих Войск” и “Донскую Республику” на нашем Присуде… А генералов сколько у нас?!

Слово взял атаман станицы Есауловской, Чернышковской район, 2-й Донской округ, Оденинсков Владимир Иванович:

– У нас с главой администрации те же проблемы. 18 февраля был Съезд, а 20 я с одним казаком пришёл в администрацию. Наши документы лежали у главы, он уже их прочёл. И “спускает на меня Полкана”: “Вы что это тут?”. Но, поскольку у нас всё по закону, мы ему заявили, что от своего не отступим. И уже потом, когда прощались, он подал руку и сказал: “А вообще-то, ребята, вы правы!”. Потом была совместная встреча с Александром Владимировичем Фалалеевым, Олегом Витальевичем Маняшкиным, с главой администрации, с начальником полиции и прокурором. Сразу ФСБ появилась, наряд полиции… Но наш есаулец с ними поговорил и все разбежались.

Прокурор во время встречи – как воды в рот набрал. Ему нечего было сказать! А начальник полиции по окончании встречи на выходе заявил: “Ребята! Мы – с вами! Весь отдел!”. Однако письменного ответа я уже более двух месяцев так и не вижу. И хочу в суд на главу подать за неисполнение обязанности отвечать. Надо бороться с ними!

Маняшкин объявил следующего выступающего: “Станица Каменская, атаман Алексей Сыроежкин”:

– У нас ситуация такая же. Такие же отписки. После трёх обращений в городскую думу и к главе города мы написали в прокуратуру. Оттуда получили ответ, в котором было расписано, на каких основаниях действует администрация города. Также получили ответ из администрации, что они, якобы, закон выполняют. В городе, мол, имеются реестровая организация, фольклор, детский садик, школа. Из городской думы – примерно то же самое. А в городе ведётся активная агитация и пропаганда против Движения восстановленных станиц со стороны реестра. Один из реестровых казаков рассказал мне, что у реестра с администрацией создан совместный штаб по противодействию Движению восстановленных станиц. Они держат связь с Ростовом, откуда им поступают инструкции, что нам отвечать и как вести с нами борьбу. Со стороны власти в реестр закидываются провокационные клеветнические слухи, направленные на то, чтобы рассорить их и Движение, поскольку в реестре есть люди, симпатизирующие нам.

Атаман станицы Суровикинской Владимир Клеменченко:

– У нас подача документов была, ответ пришёл. Дебильный. Написали, что наше Движение – “неудобно для других народов”. Так что всё у нас так же, как и у других.

Маняшкин:

– Братья казаки! Подведём итог тому, что происходит. Для этого дадим слово атаману станицы Царицынской А.В. Фалалееву.

Фалалеев, поднявшись, рассказал о прошедшем ранее Учредительном Круге своей станицы, о контактах с администрацией и озвучил одно из предложений, поступивших к нему от родового казака, кандидата юридических наук, историка и казаковеда Шемякина. Суть предложения состоит в том, чтобы принятые Съездом казаков восстановленных станиц 18 февраля документы несколько подкорректировать и сделать их типовыми документами, единой правовой основой для восстановления станиц во всех традиционных казачьих Войсках России. Затем выступающий сообщил, что его станица готовит вместе с другими юристами типовые обращения в прокуратуру, следственный комитет и в суд в отношении должностных лиц, препятствующих Движению восстановленных станиц и дающих ответы, противодействующие реабилитации, поскольку они этим нарушают статью 136 УК – дискриминация казаков по происхождению. И статью 4 Закона “О реабилитации репрессированных народов”.

– Сейчас мы всё это доработаем, – сказал Фалалеев, – а потом предложим всем станицам, которые уже получили ответы, сделать обращения в прокуратуру единовременно. А кто не получил, – скорректируем под вас документы, поскольку отсутствие ответа – это тоже противодействие!

Далее было принято решение о создании собственного информационного сайта Движения восстановленных станиц, за которое проголосовали единогласно. Задумано, что на нём каждая из восстановленных станиц должна будет отчитываться не реже, чем раз в неделю, о том, что в ней происходит и каковы у неё отношения с властями.

И вот тут-то О.В. Маняшкин сообщил едва ли не самое примечательное. Он сказал: «Идёт большая подготовительная работа на территории Хопёрского округа, и не только на Присуде готовятся к своему восстановлению новые станицы, но началось по их примеру точно такое же движение даже в Сибири – в Омской, Тюменской, Новосибирской областях и на Алтае». И, как он выразился, «началось “шевеление” в Красноярске», где появились заинтересовавшиеся казаки. То есть, приходится признать: несмотря на тотальный саботаж чиновничьего класса казачьему “возрождению из пепла”, идёт “переплёскивание” Движения уже далеко за пределы казачьего Присуда»!

Однако, несмотря на столь воодушевляющее казаков сообщение, нельзя забывать о сопротивлении чиновничества, примеры которого были приведены выше по тексту. Кроме того, даёт о себе знать сопротивление Движению со стороны части самих казаков, что автору было зримо продемонстрировано в интернет-сети частью администраторов казачьих групп, удалявших его статью, рассказывающую о проведении Учредительного Круга в станице Царицынской. Поэтому говорить о создании уже областных объединений восстановленных станиц пока преждевременно. Так, член Национального Совета Казаков из Ростова-на-Дону С.В. Тюкавкин привёл автору такие данные: «В Ростовской области 62 территории (сельские районы, городские районы и города без районного деления). На большей части этих территорий должны быть восстановлены станицы, чтобы говорить о региональном уровне объединения. В Ростовской области приступили к восстановлению станиц пока только в 10-ти районах».

Но вернёмся к прерванному рассказу о Совете атаманов.

– Казаки спрашивают, – эмоционально продолжал О.В. Маняшкин, – что если нас мало, человека четыре-пять в станице, то как нам заявлять о её восстановлении? Отвечаю: ничего страшного! Неважно, какая численность! Мы коренные, мы на своей земле и не наша вина, что нас столько осталось, а их вина. Что нас столько расстреливали и выселяли. Что они нас убивали. Два концлагеря было между Ростовом и Новочеркасском, тюрьма расстрельная в славной станице Нижнечирской. Причём, расстреливали не казаков там, а женщин, детей, стариков – каждый день расстреливали! Брали в заложники, а потом уничтожали! И таких море, куча станиц! Вспомните Краснощёкинскую. Где она? Никого в живых! В 1919 году была полностью уничтожена – женщины, дети, старики… Казаков в ней не было! И сейчас они нам что-то заявляют-предъявляют!

Боже, помоги нам вернуть нашу родину! Братья казаки, возвращайтесь на Присуд, восстанавливайте станицы. Домой! Земля истосковалась по хозяину. Она дана нам Богом. Никто за нас светлое будущее для наших детей не выстроит. Мы должны быть достойны своих предков. Шашкой махать – это тоже надо, но надо и голову включать. Надо собирать команду из профессионалов. Сами знаете: любое направление получается тогда, когда работают профессионалы. Во всём в нашей работе нам нужны профессионалы. Поэтому людей надо подбирать и бережно к ним относиться. Если мы здесь пойдём вперёд, то казаки все приедут сюда. Со всей России!

Короче говоря, заканчивая рассказ о прошедшем Совете атаманов, автор констатирует: этнически окрашенное казачье Движение продолжает поступательное развитие и преодолевает возникающие преграды, захватывая в орбиту своего морального влияния всё больше и больше природных казаков. Тех, в ком ещё не умерла историческая память и голос казачьей крови. Но радужных перспектив для Движения восстановленных станиц, пытающихся мирно договориться с властями, всё равно не просматривается. Режим считается только с теми, кто имеет силу и не готов умолять и просить. Кто, опираясь на широкую поддержку снизу, требует.

P.S. Именно из-за «просительной» позиции Движения восстановленных станиц не получилось наладить союзные отношения этого Движения и Всеказачьего Общественного Центра, хотя цель на «казаки – народ, имеющий право на самоуправление» очевидно являлась совпадающей. Всеказачий Общественный Центр показался лидерам Движения восстановленных станиц слишком «немягким» в отношении властей и они испугались, что чиновники и их также могут зачислить в «немягкие» и «не пушистые».

5. СТРАНА РАБОВ, СТРАНА ГОСПОД…

(11-я глава из книги А. Дзиковицкого
«Казаки. Осознание себя. Казачий Народ»)


Screenshot

К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.
А.С. Пушкин.


У ряда историков сложилось мнение, что восстания рабов (кроме восстания Спартака, где в ядре находилась спаянная группа гладиаторов) были неудачными и подавлялись в самом зародыше потому, что всегда часть рабов враждовала с другой их частью. И при попытках кого-либо организовать мятеж, их рабы-противники доносили своим хозяевам-рабовладельцам на недовольных. После чего следовало кровавое “умиротворение” и все рабы продолжали работать на хозяев, при этом зорко наблюдая друг за другом в плане лояльности своим господам.

Русский Народ является для Казачьего Народа самым естественным потенциальным союзником, поскольку оба они находятся относительно государства РФ в совершенно одинаковом положении “народа второго сорта”. Русские, как и казаки, в составе этой Федерации не имеют своей национальной квартиры (республики) и точно так же живут в коридоре, служащем проходом между чужими квартирами (республиками). О Русском Народе в этой, якобы, “русской” Федерации нет ни единого упоминания даже в Основном Законе страны – в Конституции. К русским так же, как и к казакам, презрительно-снисходительно относится и оппозиционная Кремлю либеральная “тусовка”. Единственным препятствием к полному и искреннему союзу столь бесправных народов является высокомерное нежелание целого ряда русских лидеров признать за казаками право на собственную национальную самоидентификацию. Нежелание, исключительно выгодное так называемой “элите”, узурпировавшей власть в РФ и держащейся в своих креслах в том числе и благодаря повсеместно насаждаемой политике раскола и разъединения подвластного населения по древнему золотому правилу всех тиранов – divide et impera (“разделяй и властвуй”). Казаки за Русским Народом признают право на национальную идентификацию, русские за Казачьим Народом – как правило, нет!

Практически все так называемые “крестьянские восстания” в России были инициированы и возглавлялись казаками. Правда, и захват вождей с их убийством (Булавин) или выдачей властям (Разин, Пугачёв) также были делом рук тех же казаков. Так что рабская психология, насаждаемая сверху, поразила не только Русский Народ, но распространилась и на часть Казачьего Народа. Что тоже свидетельствует о сходном рабском статусе обоих этих народов в РФ.

Заранее допускаю, что настоящая статья может вызвать у “простого русского человека”, её прочитавшего, волну возмущения и несогласия с автором. Тем не менее, выскажу то, что давно уже возмущает меня самого в социальной позиции русских людей, из поколения в поколение вновь воспроизводимой. Да и не только меня, если принять во внимание оценки, которые давали русскому народу его же лучшие представители.

Вот, например, отрывок из знаменитого стихотворения Лермонтова.

«Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ».

Страна рабов, страна господ… Только здесь, в этой стране, в этом рабски угодничающем перед своими рабовладельцами и перед любым “начальником” населении, при хамски-барственном отношении к любому, стоящему на социальной лестнице хоть на ступеньку ниже тебя, могла родиться типичная русская поговорка “Я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак”… В этой поговорке заключена, вероятно, вся “загадочность русской души”. И только здесь могло родиться произведение Салтыкова-Щедрина, в своей гротескно-сатирической форме описывающее убогую жизнь обитателей провинциального российского городка Глупова.

Сравнивать здесь я буду этнических русских и этнических казаков, а не того интернационального сброда, который взращивается сегодня Кремлём для решения своих утилитарных задач “divide et impera”. Этих псевдоказаков, которым достаточно натянуть на туловище камуфляж, на безмозглую “тыкву” напялить кубанку, обозначить себя чужим именем “казак” и с негласным, но всем видимым покровительством властей идти громить штабы оппозиционеров. Эти так называемые “путинские казаки” – явление совершенно того же порядка, что и “прославившееся” на Украине явление других люмпенов – “титушек”.

В рабской психологии этнически русского человека кроется его коренное, ментальное, на генном уровне психологическое отличие от настоящего, не деформированного тиранической властью этнического казака. Вольного человека, готового идти на заранее проигрышное восстание, но в момент своей гибели желающего остаться свободным. Нет, не зря все знаменитые “крестьянские восстания” в России были восстаниями казачьими, включая Новочеркасский расстрел 1962 года.

Разница в психотипе казаков и русских прослеживается в глубину веков, когда ещё казаки не стали известны под этим именем, а слово “русь” (или “рось”) относилось лишь к господствующему скифо-сарматскому слою некоторой части населения причерноморских территорий. Так, известно, что киевский князь Владимир в далёком от нас 985 году двинулся за военной добычей – за материальными вещами и пленниками-рабами на Волгу – против близкородственных булгаров и хазар, которые в то время жили смешанно. То есть на этих землях жили как потомки скифов-кочевников (булгары, хазары), так и славяне-земледельцы.

Летопись сообщает: «Иде Володимер на болгары с Добрыней уем своим в лодиях, а торки берегом приводе на коних; и победи болгары». И вот тут перед нами предстаёт многое объясняющий пример. Боярин Добрыня осматривает захваченных пленников и обращает внимание, что все они в сапогах. «С этих дани мы не получим, – говорит он своему племяннику, князю Владимиру. – Пойдём лучше поищем себе лапотников…». Как известно, сапоги носили конники скифо-сарматы, а лапти – земледельцы-славяне. Отношение к тем и другим просматривается здесь как нельзя более ясно. Если первые на роль покорных рабов, безропотно выплачивающих наложенную на них дань, не годятся, то вторые – как раз то, “что доктор прописал”! В современной жизни мы также можем видеть подобные примеры. Например, в Санкт-Петербурге проживает этнический русский, публицист Константин Душенов. Он снял замечательный разоблачительный антикремлёвский видеофильм “Россия с ножом в спине”. Однако, будучи осуждён за “экстремизм” и отсидев свой срок, перешёл в состояние “полной умиротворённости” и теперь воспевает добродетели своего хозяина-рабовладельца. А вот казак Молодидов, продолжая и за решёткой активную политическую деятельность, получил за неё дополнительные 8 месяцев к прежнему сроку. Но на это он отреагировал так: “Посидеть за Казакию – это честь, которой не каждый удостаивается!”…

В рабской психологии русского человека кроется причина того, что подметил польский литератор Чеслав Милош, исследуя примеры польского восприятия своих восточных соседей: «Жестокий памфлет Мицкевича на Россию, написанный стихом, который не перестаёт быть образцом чёткости стиля, потому столь меток, что ненависть к абсолютной монархии в нём сочетается с сочувствием к её жертвам, то есть русскому народу. Содержащиеся там наблюдения по сути созвучны сатирам Гоголя, хотя в них появляется дополнительный элемент: на страну смотрит чужеземец, то есть человек, критическому взгляду которого не мешает привязанность к этой стране. Его страшат нечеловеческие пейзажи, нечеловеческие отношения между людьми, пассивность и апатия народа, живущего в крепостной зависимости».

Говоря о холопской униженной преданности русских любой своей власти, как бы в оправдание себе отождествляя её с понятием “Родина”, Ч. Милош задавал риторический вопрос. Вопрос, едва ли понятный массам, составленным из огромного числа дубликатов “простого русского человека”, совершенно не склонного размышлять и проводить логические цепочки от системы общественных отношений в своей стране к своему незавидному бренному существованию: «И что проку от мощи [государства], если она всегда – мощь центральной власти, а в захолустном городишке неизменно повторяется “Ревизор” Гоголя?»…

В 1917 году в России произошли две революции против деспотизма монархии и за “освобождение трудового народа”. Спустя всего 20 лет – в 1937 году – наступил пик торжества деспотии, повального и повсеместно торжествующего рабовладельческо-крепостнического строя. Могло ли такое случиться в иной стране? Гипотетически – да. А на примерах? Кто-то вспомнит эпоху протектора Кромвеля в Англии, кто-то – императора Наполеона во Франции. Но можно ли их сравнивать? Ведь после бессудных расправ с противниками в период крушения прежних режимов, в дальнейшем ни лорд-протектор, ни император не становились душителями своих народов, выкачивающими из них все жизненные соки… Большие жертвы французов были лишь от внешних войн, но не внутренних против своего народа. А вот в России в 1937 году простой люд оказался в положении, когда опасно было произнести своё мнение и когда жертвы режима стали исчисляться миллионами! И это ещё до внешних войн…

В наше время произошло очередное “освобождение” от коммунистической тирании в 1991 году. Но уже в 2000 году к власти пришёл “реставратор” сталинских принципов управления подвластными рабами и спустя каких-то ничтожных для Истории 17 лет народ вновь оказался в положении безгласных рабов.

Однако самое удивительное на взгляд вольного изнутри человека, казака по психическому мироощущению, так это то, что такое рабское состояние довольно большим числом “природных русских людей” не только оправдывается, но и приветствуется! Недаром родилось понятие “86 процентов”, в польском историческом аналоге соответствующее презрительному определению “быдло” (буквальный перевод на русский – “крупный рогатый скот”).

В качестве яркого примера такого поведения, далёкого от “гордого имени Человек”, мы можем наблюдать на типичном образце “русского человеческого материала” в лице “культового режиссёра” Никиты Сергеевича Михалкова. Рабская живучесть и приспособленчество его многочисленного рода, очевидно, передались нынешнему успешному царедворцу по наследству от предков – дворовой челяди (дворни), ставшей затем называться “российским дворянством”. Этот род в силу своего генного менталитета легко предал одного барина (монарха), чтобы явить миру столь же успешных царедворцев при другом барине (Сталине), а после падения СССР ничуть не менее удачно перекрасился в “державников” на ступеньках некой новой грубо сколоченной государственно-идеологической пирамиды – “монархо-сталино-путинизма”. Русский же философ И.А. Ильин в статье “Советский Союз – не Россия”, написанной в 1947 году, сказал об этой холуйской психологической особенности типичного русского человека, что в ней непреложным является “мера пресмыкания перед властью – как мера преданности стране”.

И именно в таком отождествлении рабски покорного русского народа со своей рабовладельческой центральной властью заключается негативное отношение к русским в соседних этносах. Ведь если уж сами русские не могут себя помыслить отдельно от своих хозяев, то уж другим народам и вовсе не доставляет никакого интереса копаться в тонкостях их взаимоотношений. И если их кто-то из Москвы как-то утесняет, ущемляет, оскорбляет – то это и есть русские. Поскольку “наружу, для других”, русские сами себя постоянно отождествляют со своими рабовладельцами.

И если кто-то сетует на вековую отсталость социального развития русского человека, мешающую ему, якобы, стать нормальным, в понимании цивилизованного общества, человеком и гражданином, пусть он вспомнит слова гения русской поэзии и литературы А.С. Пушкина, приведённые в эпиграфе к этой статье.

И вот в таком разном психотипе Русского и Казачьего народов заключается их генно-запрограммированное отличие. В этом их главное и основное несовпадение. Это, нравится кому-то или нет, два разных мира.

В 1928 году в Париже был издан сборник материалов-размышлений по проблемам казачества. В нём приводилось интересное наблюдение французского журналиста Л.Г. Грондиса, немало общавшегося с казаками: «Мои впечатления: русский народ – по преимуществу крестьяне; в сражениях они проявляют самые ценные качества: выносливость и храбрость, но им не хватает порыва, присущего врождённым воинам. […] Казачество – один из редких примеров, оставшихся нам от античного военного наследия, классическое представление всех древних цивилизаций».

Своё своеобразие, особость, отдельность от великороссов казаки, даже приняв в свои жилы немало славянской (в том числе великорусской) крови, чувствовали постоянно. Тот же Л.Н. Толстой, наблюдая за взаимоотношениями этнических казаков и русских солдат, с удивлением констатировал: «Русский мужик для казака есть какое-то чуждое, дикое и презренное существо».

И, наконец, чтобы завершить эту тему, приведём данные генетических исследований, которые были сделаны уже в последнее время. Несмотря на столетия репрессий и приток неказачьей крови в казачьи семьи, особость казаков на генетическом уровне сохранилась до конца ХХ века. Уже современными методами был проведён анализ-исследование по русским и казакам, который дал следующие результаты:

«Генетический анализ популяций, проведённый уже в наше время по анализу гаплогрупп, показал, что казаки – генетически обособленная группа, что они удалены от русских больше, чем русские удалены от украинцев. Генетически русских казаков нельзя считать и субэтносом кумыков, марийцев или башкир. Далеки они и от этносов Северного Кавказа. Так кто же такие русские казаки? По всей вероятности, генетически это самостоятельный этнос, который, оказавшись в составе Российской империи, перешёл на русский язык и стал частью российской цивилизации, российского суперэтноса» http://www.proza.ru/2013/06/09/1178.

Итак, мы можем признать, вслед за В.Н. Татищевым, В.Д. Сухоруковым, Е.П. Савельевым, Н.И. Ульяновым и другими крупными историками, что казацкое сообщество издревле формировалось как бы из самого себя, путём постепенного слияния небольших частей разнородных этнических элементов, которые постепенно и разрозненно, в разные исторические периоды наслаивались на некий весьма мощный в генетическом плане, издревле сформировавшийся в междуречье Днепра и Дона этнический стержень.

И потому, столетиями проживая в “Стране рабов, стране господ”, казаки так и не смогли окончательно вписаться в окружающее их со всех сторон русское психологическое и поведенческое пространство. Если, конечно, не воспринимать всерьёз тех люмпенов-“титушек”, то “казачество”, что усиленно формируется под патронатом Кремля из русских мужчин, одевшихся в казачью одежду.

Английский писатель Редьярд Киплинг как-то сказал фразу, всем понятную и потому отлитую и отчеканенную в Истории: “Запад – это Запад, а Восток – это Восток. И не сойтись им никогда”. Если приложить эту простую и понятную формулу-определение к русским и казакам, то её следовало бы написать так: “Русские – это русские, а казаки – это казаки. И не сойтись им никогда”. Хотя, если под словом “сойтись” не подразумевать многажды опробованные и насильно внедряемые “русскими начальниками” в казачий социум “разэтнизацию”, “расказачивание” и “ассимиляцию”, то сойтись в качестве соседей, живущих в рядом стоящих домах и дружески, по-соседски относящимися друг к другу, они вполне могли бы. Было бы только уважительное осознание взаимной разности и желание этих самых добрососедских отношений.

4. ОБ ИСКОННОМ КАЗАЧЬЕМ ЯЗЫКЕ

Ветер горы разрушает,
слово народы поднимает.
Поговорка.


Screenshot

Алтайская языковая семья

В одном из своих комментариев Судья Всеказачьего Общественного Центра (ВОЦ) К.Э. Козубский написал: «Тупизм великодержавников зашкаливает! Они приписывают казакам русское происхождение, делая упор на то, что все казаки русскоязычны. Но я вот потомок татароязычных казаков-касимовцев. Далее. Ирландская нация говорит на двух языках, шотландская – на трёх. Англоязычное большинство и там, и там. Но никто в России никогда не сомневался, что это конкретные нации».

Все знают, что у упомянутых народов до восприятия английского были свои исконные языки. Точно так же и древние казаки, до сперва восприятия, а затем полного перехода на другие языки (великорусский и малоросский), общались между собой на своём исконном. На каком? Об этом мы сейчас и расскажем, поскольку такой вопрос время от времени возникает у самих нынешних казаков.

Прежде, чем говорить непосредственно о протоказачьем языке, определимся с понятиями и терминами, связанными вообще с языками. Итак.

Во-первых, существует гипотеза о так называемом праностратическом языке, который является гипотетическим предком языков, входящих в ностратическую языковую макросемью. Но так глубоко в лингвистические дебри нам лезть ни к чему. Нам достаточно знать, что когда-то количество языков, на которых разговаривали люди, было небольшим. Это были так называемые “протоязыки”. Со временем протоязыки начали распространяться по Земле, и каждый из них стал родоначальником своей языковой семьи. Языковая семья – это самая крупная единица классификации языка (народов и этносов) по признаку их языкового родства. Сейчас в мире насчитывается более 100 языковых семей, включающих в себя более 7.000 языков. Предполагается, что языковые семьи не связаны друг с другом, хотя, как мы сказали выше, имеется гипотеза о едином происхождении всех языков от единого праностратического языка.

Индоевропейские языки – самая распространённая в мире языковая семья, включающая в себя, в том числе, и славян. Она состоит из более 400 языков. Но нас интересует другая семья – Алтайская, которая ныне насчитывает 60 языков.

Со временем языковые семьи распались на ветви – языковые группы. Алтайская языковая семья включает в себя тюркскую, монгольскую и тунгусо-маньчжурскую языковые ветви (группы). Языки одной языковой группы сохраняют много общих корней, имеют похожесть грамматического строя, фонетические и лексические совпадения. Согласно VoxBook, тюркская языковая группа Алтайской языковой семьи – широко распространёна в Азии и Восточной Европе. Число говорящих более 167,4 миллионов человек. Именно носителей тюркской языковой группы древние греки называли скифами. При этом различая в их составе множество отдельных племён, живущих как в Европе, так и в Азии.

Имеется и более мелкое деление групп на подгруппы. По новейшим исследованиям, тюркская языковая группа распалась во II веке н.э. и ныне существует в виде нескольких подгрупп и большого числа отдельных тюркских языков. Тюркская языковая группа включает в себя подгруппы, среди которых две так называемые “западные” – это огузские и кыпчакские. К огузской языковой подгруппе относятся сегодняшние туркменский, гагаузский, турецкий, азербайджанский языки. К кыпчакской подгруппе – языки татарский (поволжский), башкирский, караимский, кумыкский, ногайский, казахский, киргизский, алтайский, каракалпакский, карачаево-балкарский и крымско-татарский.

Предки казаков, будучи частью кочевничьего тюркского мира, простиравшегося от Алтая до Днестра, говорили на языке Великой Степи. А если быть более точными, на диалектных (в разных племенах) вариантах двух западных подгрупп тюркских языков – огузских и кыпчакских. Кстати, языком бытового общения в Золотой Орде был именно кыпчакский.

Кстати, «Академик Фоменко указал на двуязычие Афанасия Никитина (автора знаменитого «Хождения за три моря», и хотя Фоменко не является для меня авторитетным историком, с этим замечанеием я согласен полностью. – А. Дзиковицкий). Временами Никитин в середине фразы легко и непринуждённо переходит с русского (то бишь старославянского. – А. Дзиковицкий) на тюркский. А известный писатель Олжас Сулейменов в книге «Аз и я» обнаружил много тюркизмов даже в более ранний, дозолотоордынский период – в «Слове о полку Игореве».

Далее по имеющемуся у меня материалу идут всевозможные переплетения арийско-индоевропейского и алтайско-тюркского субстрата, разобраться в которых, возможно, под силу лишь узким специалистам. И то, полагаю, у каждого из таковых может оказаться своя особая позиция, не согласная с позицией другого. Я же, автор, лишь излагаю доступные мне сведения и заранее прошу не обращать ко мне узкоспециальные вопросы.

Итак, продолжим. Самые ранние из доступных нам письменных источников древнейшим народом на территории нынешней России называют киммерийцев. В то же время самоназвание и киммерийцев, и скифов, и более поздних савроматов, сарматов, аланов, гуннов было одно и то же – “аз” или “ас” (“яс” по древним русским летописям). Само же название “киммерийцы”/“кимры”, скорее всего, означает просто “степняки” (в одном из древних арийских/индоевропейских) языков анатолийской группы “степь” – это “гнмра”). Память о степной, киммерийской прародине долго сохранялась в северной Европе…

В Библии Гомер (то есть “киммериец”) признаётся старшим сыном Япета, родоначальника тех народов, которые сейчас принято называть “индоевропейскими” (арийскими). Старшим сыном “Киммерийца”, в свою очередь, считался “Скиф”. Киммерийцы упоминаются и в древнейшем греческом памятнике – в “Илиаде”.

Арийские языки являются первичными для индоевропейцев, но эти же арийские языки – основа и санскрита. В глубокой древности на Днепре, Доне и Урал-реке жили арии. Это они принесли свой язык в Индию, Иран, Афганистан. Но отдельная ветвь, отклонившаяся от ариев-земледельцев, стала основой появления кочевнической гаплогруппы R1b1, из которой “выросли” тюрки – киммерийцы, скифы, аланы, гузы, печенеги… (можно продолжить). Поэтому, говоря об исконном казачьем языке, мы должны обратиться к понятиям “тюрки”, “гунны”, “кабары”, “черкасы”. Изначально – кочевые народы. Мало того. Есть множество подтверждений тому, что древние шумеры были давно оторвавшейся от основной массы частью скифских племён. Поэтому в их языке так много тюркских слов, о чём писали многие учёные.

Более поздние источники сообщают, что в 17 – 16 веках до Р.Х. Египет и Месопотамия были захвачены неким народом, который имел конную армию. В Вавилоне этот народ называли “касситами”, в Ассирии – “митаннийцами”, в Египте – “гиксосами”. Чтобы понять происхождение этих загадочных всадников, достаточно вспомнить, что развитым гужевым транспортом тогда обладали одни только европеоиды, обитавшие на просторах Великой Киммерии (позднее Скифии). Поэтому, по логике вещей, самое вероятное, что эти по-разному называемые всадники были тем же самым народом, который греки называли “киммерийцами” и “скифами”.

В 1595 году до Р.Х. всадники-касситы установили контроль над Вавилоном, в 15 веке подчинили себе южную Месопотамию. В 14 веке до Р.Х. были заключены соглашения между двумя государствами ариев – Митанни (Северная Месопотамия) и Хеттским царством (Малая Азия), в которых упоминаются имена богов арийского пантеона – Митра, Индра, Варуна, Насатия. Некоторые исследователи этого периода истории региона, например Т. Барроу, пришли к выводу, что язык населения Митанни был тот же, что и у индийских ариев.

Бесспорным фактом является то, что племена на всей территории обширной равнины говорили на одном языке. И на огромных пространствах Великой Степи сменить язык общения с первоначального на какой-то новый если и было возможным, то только в отдельно взятом (завоёванном или колонизированном) регионе, но никак не в пределах многотысячевёрстного пространства. А тот известный факт, что в середине I тысячелетия н.э. Великая Степь вся говорила на тюркском (с разными диалектами, конечно), указывает нам лишь на единственную вероятность: что киммерийцы (как и их сменившие скифы, а затем сарматы) также говорили на древнем варианте тюркского языка. Следовательно, и скифы, и их родственники-предшественники киммерийцы – были “всего лишь” тюркоязычными народами, хотя они сами этого, конечно, не подозревали.

Скифы, савроматы, саки, массагеты, исседоны, аримаспы… Древние авторы прекрасно понимали, что все эти названия относятся, по существу, к одному и тому же народу, что все они – это просто расселившиеся скифы. Геродот, когда считал это необходимым, упоминал, что описываемый им народ Северной Евразии говорит на «языке особом, отнюдь не скифском». Ничего подобного он не сообщал относительно массагетов и исседонов, а о савроматах ясно сказал, что они говорят на слегка “испорченном”, то есть диалектном, скифском языке. Языки жителей Средней Азии и Южной Сибири не отличались вообще (или отличались незначительно, на диалектном уровне) от языка родственных им народов волго-донских и причерноморских степей. По свидетельству Лукиана Самосатского (2 век н.э.), язык аланов одинаков с языком скифов.

Богослужение у готов Причерноморья в 4-м веке совершалось на языке “рушком”. Эти-то книги священного писания и нашёл святой Кирилл в Херсонесе Таврическом спустя 500 лет (в 858 году). То есть ясно, что тогдашний русский язык мог быть только скифским, то есть тюркским, поскольку никакого русского народа в нынешнем понимании в те времена просто физически не существовало.

О влиянии скифов на формирование новых народов как раз и свидетельствует их язык. У В.Н. Татищева есть такое утверждение: «Находятся народы, прежде бывшие в сарматах, а потом с теми же именами в Германии, как, например, саки или сацы, и саксоны, бургионы и прочие. Язык древних германцев с сарматским был согласен, как мне в 1739-м бывший в Петербурге финский пастор согласных слов кельтского и финского языков более 100 дал из его книжки списать. […]. Почему думаю, что германцы в древности единый народ с сарматами были, и это никто благорассудный за поношение или уничижение счесть может […]. Много же издревле от сарматского языка в славянский внесено, как о том древние гражданские и исторические наши книги свидетельствуют».

В то же время, везде более многочисленное (из-за мирного образа жизни и потому не терявшего свой генофонд в той же мере, что теряло скифское) славянское население оказывало решающее влияние на разговорный язык потомков скифо-сарматов. У В.Н. Татищева мы читаем: «…в Польше славяне сарматами и потом многими татарскими областями обладав, их языки сарматский и татарский угасили». Про Киевскую Русь Татищев пишет так: «русские тогда сарматский и славянский язык наравне употребляли». Тут Татищев, конечно, говоря о “русских”, имел в виду их смешанных предков славяно-росов, то есть славяно-скифов, поскольку росы (русы) – это одно из скифских племён.

И ещё. Во втором томе “Истории” у Татищева читаем: «Что ныне русы язык славянский употребляют или славяне русами назвались, оное бесспорно; однако ж разница в словах двоякая: тогда русы от славян были различающимися, ибо русы были языка сарматского».

А.А. Бушков, обосновывая свою гипотезу о том, что славяне и тюрки – одно племя, писал: «Неизвестно точно, представляют русские и «татары» два разных этноса или один. Однако можно с уверенностью говорить, что русские прекрасно владели тюркским, а тюрки – русским». Но тут в доказательной базе Бушкова видна «великая странность». Если бы те и другие были одним этносом, то с какой стати они «владели бы» тюркским и русским языками? Он у них был бы одним! А раз были два языка – то, естественно, это были и два разных народа, просто в силу соседственного проживания знающие оба языка. Например, член Всеказачьего Общественного Центра, заместитель лидера ВОЦ, родившийся на территории нынешней Чечни, прекрасно говорит и на русском, и на чеченском. Это что, не аргумент и не причина двуязычия казачьих предков?

Потому-то и писали средневековые путешественники из Европы (многие, но не все), что казаки – языка славянского. Потому, что общались с казаками именно на нём, как им более доступном! А попробовали бы общаться на тюркском – написали бы, что казаки говорят на тюркском. Но наиболее наблюдательные и добросовестные европейцы отмечали двуязычие казаков. В частности, как я уже писал ранее, хорошо известный историкам венецианский дипломат и путешественник Иосафат Барбаро в середине XV века утверждал: «В городах Приазовья и Азаке жил народ, называвшийся казаки, исповедовавший христианскую веру и говоривший на русско-татарском языке».

Важным для нас вопросом является вопрос о языке подонских асов. И вот что мы находим. Киевский летописец XI века в переводной книге “История Иудейской войны” Иосифа Флавия пишет: «Язык же ясский ведом есть, яко от печенежского рода родися, живуща подле Тани и Меотского моря». Печенеги же свободно понимали кыпчаков, а кыпчаки говорили на одном из диалектов (кыпчакская подгруппа) тюркского языка. Так что, несмотря на наличие здесь же некоего христианского населения, говорящего по-славянски, язык подонских азов-асов относился к западнотюркским наречиям. О том же говорит и автор XI века Махмуд Кашгарский, который называет асов среди тюркских народов. Так что наиболее логичным было бы допустить, что буквально все тогдашние потомки европейских скифов и предки казаков были двуязычными, прекрасно понимая и общаясь и на славянском, и на тюркском языках, как это обычно и происходит на стыке двух языковых миров.

В Московском княжестве, а затем и в Российской империи всю совокупность тюркских языков называли “татарским языком”. Адам Алеарий пишет о черкесах: «…язык их общий с другими татарами». В сборнике “Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащие” (издание апреля 1760 года, Санкт-Петербург, Императорская Академия Наук) указывается: «Казаки, при горах Кавказских обитавшие, уповательно были татарской (так тогда называли всех тюрок) природы». Сюда же можно добавить, что, к примеру, кыргызы, народ однозначно тюркоязычный, имеют в своём языке очень много характерных слов и выражений, свойственных говору донских казаков раннего периода их существования. Так, кублюк – кубилёк (женский наряд из шёлковой ткани ярких цветов), чекмень – кафтан, казан – котёл, тумак – шапка с верхом, шальбары – шаровары, юрт, мерин, башка, таган, чугун, серьги, чулги – чулки, куп – выкуп, чекан – оружие, тала – тальник, камыс – камыш, чушка – свинья, карга – ворона, беркут, сазан, карбуз – арбуз, каун – дыня, тыква, бахча, канжар – кинжал, чумичка, малахай и многие другие. Донские слова сузьма, чабак, каймак – тоже явно тюркского происхождения.

В дополнение к этому укажем такой факт: переписка Войска Донского (Ач – кар), велась на “татарском языке”. Е.П. Савельев в “Древней истории казачества” сообщал: «Татарские черты характера отразились и на последующем казачестве. В XVII и XVIII веках донские казаки и их жёны […] в домашнем быту нередко говорили на татарском языке. Это отметил в своих записках и инженер-гидротехник де Романо в 1802 году, говоря о казаках г. Черкасска». В качестве рудимента прежних отношений союзничества между Москвой и казачьими Войсками, вплоть до конца XVIII века грамоты, посылавшиеся от имени царя донским казакам на Волгу, писались на “татарском” языке.

Русский писатель Л.Н. Толстой служил на Кавказе и сообщил в повести “Казаки” важную для нас мелочь, относящуюся уже ко 2-й половине XIX века: «Молодец-казак щеголяет знанием татарского языка и, разгулявшись, даже со своим братом говорит по-татарски». Эта фраза великого писателя подтверждает наличие даже в это позднее время у казаков древнего дославянского языка кочевников Великой Степи. Языка тюрков-скифов, пусть и претерпевшего в течение веков своего существования значительные изменения и вобравшего в себя много заимствований из наречий народов, с которыми приходилось общаться казакам.

И опять повторимся: находясь в большинстве мест своего расселения в непосредственном контакте с более многочисленными славянами, потомки сарматских племён и предки будущих казаков были вынужденно двуязычными. Создатель Казачьего словаря-справочника Губарев, рассказывая о подонских асах во времена Хазарии, пишет, что казачий антропологический тип и казачья разговорная речь формировались в обстановке количественного преобладания приазовских славян.

Но как же так получилось, что Казачий Народ утерял свой древний язык и перешёл на русский или украинский? Очень даже понятно. Став с Петра I “служилым народом” Российской империи, казаки-мужчины практически всю свою взрослую жизнь находились в составе российской армии, языком которой был русский. Годы и даже десятилетия пребывания в русской языковой среде переформатировали казаков настолько, что они не только говорить, но уже и думать начинали на русском языке.

Другое дело их жёны и воспитывавшиеся жёнами дети. Они продолжали удерживать прежнюю западнотюркскую (хотя уже и сильно видоизменённую под славянским влиянием) разговорную речь, которая получила название не только “татарского”, но также “домашнего” или “женского” языка казаков и сохранялась в казачьих станицах ещё в начале ХХ века. Лишь последующие события (Гражданская война, антиказачьи репрессии, высылки) окончательно уничтожили все остатки древнего казачьего языка.

В заключение рассказа о древнем казачьем языке мы можем сообщить, что восстанавливать скифский язык, если, конечно, до этого дойдёт когда-нибудь дело (как дошло дело в Ирландии, где преподают в школах давно забытый ирландский гэльский язык), с привлечением языкового материала из ныне существующих языков вполне допустимо. И на сегодня известно, что надо тогда будет брать за основу – языки огузской и кыпчакской подгрупп тюркской языковой группы.

Александр Дзиковицкий,
лидер Всеказачьего Общественного Центра.

3. ИМПЕРСКАЯ ПОЗИЦИЯ И КАЗАЧЬЯ ПРАВДА

или Обмен взглядами русского державника и казака

Screenshot

Восстанут вольные народы,
И много соберётся нас,
На праздник истинной свободы.
Чужого права – не убьём,
И, ставши снова казаками,
Мы в курене своём родном
Распоряжаться будем сами.
>
П.С. Поляков. «А как же с Русью жили мы».
Чехословакия, 1937 г.


Для начала представим русскую сторону, для чего используем сведения, которые нам даёт о её стороннике и защитнике Википедия:

Александр Степанович Турик – российский политический деятель. Родился 29 ноября 1951 года в селе Воскресеновка Сахалинской области.

В 1976 году крестился. Он стал участвовать в национально-патриотическом движении, распространял нелегальную православную и историко-политическую литературу. В связи с этим подвергался преследованию со стороны властей, в 1982 году вместе с Борисом Черных, Александр Пановым и Юрием Булычёвым был фигурантом сфабрикованного КГБ дела о Вампиловском книжном товариществе.

В 1988 году Турик основал патриотическое общество “Верность”, с 1990 года участвовал в возрождении Иркутского Казачьего Войска. В 1990 году Турик также стал одним из основателей Русского Общенационального Союза. В 1991 году Туриком было учреждено предприятие “Руслан”, занимающееся распространением патриотической литературы. В 1992 году он начал издание газеты с названием “Русскій Востокъ”, под которым с 1907 по 1922 год В.П. Кожеуровым издавалась православно-монархическая газета.

В 2007 году на III (чрезвычайном) съезде Союза Русского Народа избран председателем Главного Совета организации.

Александр Турик является активным участником национально-патриотического, православного монархического движения, регулярно выступает с докладами, публикует статьи, организовывает акции, такие как акция за возвращение иркутским улицам прежних названий, пикет против концерта Бориса Моисеева в Иркутске, Русский марш и другие.

3 мая 2011 года стал Президентом Совета Нации Общественно-политической организации “Русские”, что было неодобрительно встречено Главным Советом Союза Русского Народа, и весной 2012 года А.С. Турик сложил с себя председательские полномочия в этой организации. 20.10.2012 на заседании Главного Совета СРН А.С. Турик был вновь избран председателем ГС СРН.

Теперь представим другую сторону по сведениям из “Историоскопа” от блогера uctopuockon_pyc в “LiveJournal”:

Дзиковицкий Александр Витальевич родился в 1959 году. По советскому паспорту – русский, но если бы сейчас писали национальность, записался бы как казак. В 1977-1979 проходил срочную службу в Советской армии (в Белоруссии). В 1980-1987 служил в милиции. В 1989 поступил на очное отделение на прокурорский факультет Саратовского юридического института, но вскоре был благополучно отчислен по причине антипартийной деятельности (был участником Народного фронта).

В 1991 году в Москве являлся участником Учредительного Круга (Съезда) Союза Казачьих Войск России, после чего занялся формированием казачьей организации в своём городе – в Обнинске. В 1992 году во главе небольшого отряда казаков из своего города и области ездил в Приднестровье, участвовал в вооружённом конфликте между Приднестровьем и Молдовой. В конце 1997 года начал издавать и редактировать общероссийскую газету “Казачий взгляд”. В 2012 году за публикации в этой газете был обвинён, осуждён и отправлен отбывать годичный срок в колонию-поселение по “экстремистской” статье УК 282.

Активный участник происходящих в стране событий, лидер Всеказачьего Общественного Центра, автор многочисленных статей по общеполитической ситуации, излагаемых с позиции национального казачьего интереса. Несмотря на то, что родился в Забайкалье и именно оттуда имеет свои казачьи корни, практически всю жизнь прожил в “городе мирного атома” – в Обнинске Калужской области.

Итак, А. Турик, после прочтения одной из статей А. Дзиковицкого, написал ему следующее увещевание (или вразумление?):

«Александр, надо понять одну простую истину – политический режим США никогда не был и не будет другом ни русского народа, ни казачества, как, впрочем, и германского, и японского народов. США очень сильно способствовали приходу и укреплению власти иудо-большевиков, и СССР был сфабрикован путём расчленения русского народа и казачества по масонско-американским рецептам (через Бронштейна-Троцкого). Именно иудо-масонская власть США спасла иудокоммунистов от разгрома в 1941 году. Они же выдавали на уничтожение остатки РОА и казачества в СССР.

Поэтому нужно быть просто политическими детьми, чтобы клевать на приманку в виде Public Law 86-90. Ведь там в качестве поработителя выставлен “русский коммунизм”. Но коммунизм точно так же “русский”, как и “казачий”. Этим негодяям нужно добить русский народ, чтобы беспрепятственно грабить не только Россию, но и весь мир. Протри глаза, брат, Европу эти негодяи заселяют неграми и арабами в плановом принудительном порядке. Только в единстве русского народа, казачества, и других националистов мы сможем выстоять и выжить. Отдельно от русского народа никаких перспектив у казачества нет. Тем более, в противопоставлении и обособлении от русских. Это всё на руку нашим общим врагам. Русская национальная власть первым же делом приступит к возрождению казачества в тех формах, которые возможны в данных условиях. Ибо, любой нормальный русский политик понимает, что, говоря словами Л. Толстого, “казаки создали Россию”, и для её же разрушения враги начали с разрушения казачества».

На это послание А. Дзиковицкий ответил:

«Здорово бывали, Александр!

Вы в своём письме пишете: “Только в единстве русского народа, казачества, и других националистов мы сможем выстоять и выжить. Отдельно от русского народа никаких перспектив у казачества нет. Тем более, в противопоставлении и обособлении от русских. Это всё на руку нашим общим врагам. Русская национальная власть первым же делом приступит к возрождению казачества в тех формах, которые возможны в данных условиях”.

Но в Ваших словах заключается очень много вопросов, которые казакам не разъяснены и от ответов на которые во многом зависят отношения между казаками и русскими. Задам вопросы по пунктам.

  1. Вы пишете о единстве русских, казачьих и других националистов. Однако под каким лозунгом должно это единство происходить? Казаки хотят три вещи: а) признание (международное, но в том числе и со стороны русских) казаков полноправным народом, нацией, а не какой-то стратой, прослойкой-прокладкой русских; б) иметь своё национально-государственное образование (при хороших отношениях с русскими – автономное в составе России, при плохих – сами понимаете); в) иметь полноценное самоуправление в этом национально-государственном образовании (а не то, какое сегодня в действительности имеют все, кроме Чечни, республики и регионы РФ). Однако до сих пор все русские националисты, с которыми я пытался установить контакт, согласны “дружить” только на ваших условиях. То есть, Россия – централизованная унитарная империя и место казаков в ней – быть её боевыми холопами. Но на таких условиях в казачьей среде у вас точно друзей не будет.
  2. Вы пишете: “Отдельно от русского народа никаких перспектив у казачества нет”. Скажите, а есть ли перспективы у казаков вместе с русскими, которые согласны лишь на “дружбу” с казаками по типу дружбы барина и слуги? Где барин – это, естественно, русские имперцы-великодержавники.
  3. Вы пишете: “Русская национальная власть первым же делом приступит к возрождению казачества в тех формах, которые возможны в данных условиях”. Знаете, это всё выглядит крайне неконкретно. А учитывая сказанное выше, наводит на мысль, что всё “возрождение казачества в тех формах, которые возможны” окажется на деле возрождением в том же статусе, в каком казаки были в Российской империи и при Сталине во 2-й Мировой войне. То есть просто пушечным мясом. Я правильно понимаю Вас, Вы о такой “форме возрождения, возможной в данных условиях”, говорите?

Хотелось бы услышать Ваш ответ, хотя, подозреваю, я его и так знаю. С уважением. А. Дзиковицкий».

Несмотря на ожидание Дзиковицким уточняющего ответа от Турика, его не последовало. Очевидно, Александр Степанович понял принципиальную разницу понимания желаемого будущего для Казачьего Народа русскими имперцами и самими казаками. И дальнейшие обсуждения стали не нужны, поскольку разнонаправленные устремления никак не возможно совместить на продолжительное время, кроме как на одномоментное решение какой-либо конкретной тактической задачи.

Уже когда 5 октября 2019 года я разместил вышеприведённый текст в разных группах в Фейсбуке, под ним в одной из групп появилось сразу два ответа от Турика. В первом он утверждал, что ответил мне ещё 28 сентября. Он писал следующее:

«Это надо иметь очень богатую фантазию, чтобы сравнивать положение казачества при Государе Николае 2 и при кавказском бандите Джугашвили. Вы, вообще, в своём уме? Теперь о “пушечном мясе”. Вы как это представляете, что крестьяне и дворяне воюют, в том числе и за казаков, а казаки сидят у себя под грушами и бухают горилку?

Я бы рад, чтобы начать с 1917 года, но с этих пор все казачьи земли расчленены и переданы в состав не только “русских” областей, но и инородных образований, и сегодня заселены неказачьим населением. Как вы думаете их выселить или ограничить в правах? Сами казаки не смогут ничего подобного сделать. Поэтому казаки могут создать своё государство только в двух-трёх станицах. Если вам это нужно, то и флаг в руки.

Вы научи́тесь мыслить реальностями, а не красивыми фантазиями. Я в русском и казачьем движении уже более 40 лет, и ещё не встречал русских националистов, которые бы против казачьего самоуправления. Если сам многомиллионный русский народ уже сто лет не может обрести свою государственную власть, то что говорить уже о распылённом и малочисленном казачестве, и ещё более малочисленном тех, кто желает жить в казачьем государстве. Нам жиды уже устроили “советскую власть”, ещё раз желаете?».

На это Дзиковицкий ответил:

«Я не знаю почему, но мне Ваш ответ, Александр, не приходил. Я, естественно, если бы его получил, не стал бы “привирать” о Вашем неответе. По поводу же заселения казачьей земли неказаками я уже много раз писал. Никто не намерен кого-то насильно выселять. Но казаки свою территориальную единицу желают иметь, несмотря на то, что имперцам она до тошноты противна! В Латвии тоже на момент провозглашения независимости от СССР латышей было менее 50%. А в Еврейской автономной области евреев и при СССР было 2-3%, а сейчас меньше 1% – и ничего, автономия имеется!».

Второе сообщение от А. Турика было такое:

«Так что, Дзиковицкий немного привирает. Но я не в обиде. В обиде, что казачество снова наступает на старые грабли “моя хата с краю”. Причём просто поразительно, что радетели за казачью волю отрекаются от огромного вклада казаков в создание и защиту Российской империи. Ведь освоение Сибири и Тихого океана вплоть до Калифорнии – это исключительная заслуга казачества. И что, теперь отдадим эти земли китайцам и американцам? И будем жить в своей хуторской республике до первого набега горцев или турок?».

На него ответ был таким:

«Про огромный вклад казаков в создание и защиту Российской империи казаки хорошо знают и прекрасно помнят. Но казаки также хорошо знают и помнят, каким образом и почему они стали военными слугами империи. А также помнят о всех экспериментах по “исключению казаков из казаков” и записи их в крестьяне, а также “записи в казаки” каких ни попадя народов и народностей, включая даже инорасовых калмыков и бурятов!

В общем, и “добрые батюшки-цари” игрались и забавлялись с Казачьим Народом ничуть не хуже, чем большевистские генсеки, изобретавшие “новую историческую общность – советский народ”. И плевать им всем было на национальное самосознание подвластных казаков, на их национальную историю и на их национальные чувства, которые, как известно, очень значимы для самого народа.

Ещё в Первой, царской, Государственной думе в 1906 году депутат-казак с Дона Ф.Д. Крюков говорил с трибуны, что казаки – это последние крепостные империи. Не думаю, что он так говорил оттого, что загнанный при царях в рамки сословия Казачий Народ чувствовал себя так уж безмятежно-счастливо. Ведь не зря казаки потом, осенью и зимой 1917 года, не выступили массово против большевиков, поскольку и защищать было некого. А большевики этим и воспользовались, став неистово сочинять сказки о будущем распрекрасном житье-бытье для казаков. Теперь уже нынешние имперцы, идя по их стопам и надеясь на забывчивость, сочиняют сказки о прекрасном житье-бытье “последних крепостных империи” при царях-батюшках.

А ради чего? Зачем вам вообще нужны казаки? Ответ напрашивается только один: вы всё почему-то мечтаете казаков подпрячь на драку с кем-нибудь из тех, с кем русские из-за чего-то ссорятся (с американцами, с китайцами, с горцами, с турками). А ради чего казакам-то драться? Ради того, чтобы казаки опять были “в рассеяньи сущем” на просторах имперской Московии-России? Какой казакам в этом интерес?! Если пытаться казакам что-то от кого-то защищать, то невольно встаёт гипотетический вопрос: а что, защитив, скажем, Забайкалье от китайского “освоения”, казаки получат это Забайкалье в своё распоряжение? Восстановят там прежнее Забайкальское казачье Войско, как свою автономную территорию? Да ничего подобного! В этом Забайкалье хозяевами опять будут сидеть и надувать щёки былые хозяева-чиновники, поставленные Москвой, которые, смею напомнить, как раз и виноваты в неудержимой китайской экспансии на сибирские просторы и в разграблении китайцами сибирских природных богатств. Больно уж деньги китайские этих московских господ манят. А казакам что достанется? Да то же, что и всегда, смею полагать, – опять прежнее барское ярмо и бесправный статус одного из самых обездоленных слоёв российского общества.

Вы такой перспективой хотите соблазнить казаков подниматься на очередную мясорубку за “великую, могучую и неделимую империю”?! Едва ли казаки на такое заманчивое предложение соблазнятся...».

2. КАЗАКИ МЕЖДУ ВЛАСТЬЮ И ОППОЗИЦИЕЙ

Screenshot

«Белые придуть – грабють… Красные придуть – грабють…
И куды ж бедному крестьянину податьси?..»


Делая вывод из ряда попыток автора найти казакам хотя бы одного тактического союзника в достижении главной, стратегической казачьей Цели – обретения собственной национально-государственной территории с собственным традиционным самоуправлением, приходится признать неутешительные результаты. Всё получается, как в том горестном причитании: «Белые придуть – грабють… Красные придуть – грабють… И куды ж бедному крестьянину податьси?..».

Причём, следует, думается, претензии в этом плане предъявлять, прежде всего, к самим себе. Поскольку с сильным все хотят дружить, а слабый, небоеспособный “крестьянин”, никому не нужен! Не́мощный, раздробленный на множество враждующих друг с другом групп, организаций и идеологических течений Казачий Народ в качестве такого же рыхлого и непонятного союзника никого не прельщает. Это всё равно, что придти в комиссионный магазин и купить там стоптанные, рваные, разваливающиеся башмаки, от которых ровно никакого практического применения ожидать не приходится: ни на торжество пойти, ни в дорогу отправиться. Так что казакам для поддержания чувства самоуважения остаётся только единственная возможная позиция: а именно позиция Петуха из мультфильма “Бременские музыканты” – “изрядно ощипанного, но не побеждённого”. Так что ли? Но что-то не очень хочется исполнять такую незавидную роль… Поэтому попробуем разобраться в ситуации.

При наличии трёх заметных (на фоне ряда менее значительных) политических течений в современной РФ – державники-путинисты, русские националисты, космополиты-либералы – на самом деле можно обозначить более глобальный водораздел. Раздел на путинистов и антипутинистов, путинофилов и путинофобов. Державники-путинисты – это, естественно, путинофилы; космополиты-либералы – путинофобы, поскольку Кремль выстроил антилиберальный авторитарный политический режим личной власти самопереизбираемого президента.

Четвертьвековая практика отношения властей РФ к национальным чаяниям Казачьего Народа по образцу Моисея, 40 лет водившего по пустыням евреев, неоспоримо доказывает их враждебность. Причём, цели Моисея и Путина диаметрально противоположны. Первый хотел, чтобы в еврейском народе во время блужданий выросли новые поколения, свободные, не знакомые с рабством, а второй наоборот, старается полностью вытравить в Казачьем Народе всякую историческую память о его дорабском, свободном существовании и приучить к рабским оковам.

И потому казак-националист, не понарошку, а действительно желающий добра своему Народу, если он не окончательно зомбирован кремлёвской пропагандой и в силу этого уже не может адекватно воспринимать и оценивать действительность, по определению не может быть путинофилом. Точно так же отрицательное отношение космополитов к национальным интересам большинства народов и этнических групп разводит в разные стороны казаков и либералов. Так что, получается, и с путинофобами Казачьему Народу как-то не с руки “дружить”.

Донской казак Александр Кольцов поделился в интернете стихотворением Семёна Слепакова “Путинофобы – путинофилы”, которое, можно считать, подсказывает то место на политическом поле РФ, которое, по здравому рассуждению, только и остаётся занимать казакам – где-то в промежутке между либералами и путинистами. Не сливаясь ни с теми, ни с другими. То есть своё место, особое. Заключая тактические союзы с теми или другими в случае необходимости и возможности:

В схватке сошлись две могучие силы –
Путинофобы и путинофилы,
Всех раскололи на две половины
Путинофобы и путинофилы.

Путинофилы кричат: “Он – мессия!
С ним из руин возродилась Россия!”.
Путинофобы вопят: “Он – ворюга!
В том, что мы в ж..е – его лишь заслуга!”.

Путинофилы – сторонники власти,
Что б та ни сделала – ссутся от счастья.
Дело иное – путинофобы:
Кто не на митинг, те – долб..бы.

Путинофобы прикольней гораздо,
Они – либералы, творцы, педерасты.
Путинофилы – не либералы,
Но и средь них педерастов немало.

Путинофилы крайне жестоко
Бьются за доступ к объекту восторга,
Надо – залезут в ж..у без мыла,
Надо – любого поднимут на вилы.

Путинофобы смотрят на Запад,
Нравится им демократии запах,
Как её строить – сложный вопрос,
Но то, что есть – это точно под снос.

Путинофилом быть, в целом, прекрасно –
Сытно, комфортно и безопасно,
Главное – не погружаться в детали,
И чтоб свои же в асфальт не вкатали.

Путинофобом – сложнее, не скрою,
Но есть свои плюсы – лавры героя:
Двинули в харю за правое дело,
Вот, ты и жертва – Нельсон Мандела.

Путинофилы в предвыборной гонке
Путинофобов купают в зелёнке,
Те, вымыв рожи, шлют в небо дроны –
Замки и бабки откуда, гондоны!?

Путинофилов дроны не парят:
“Бабки – знакомых, замки – нам дарят”.
Что, приуныли? Иссякли силёнки?
Нате ещё вам в рожу зелёнки!

В схватке схлестнулись две мощные силы –
Путинофобы и путинофилы...
А где-то по фону – большая страна,
На хрен ни тем, ни другим не нужна

И что же остаётся в сухом остатке? Получается, что казакам следует ориентироваться на русских националистов? Но ведь и это течение, как и казачий социум, неоднородно и распадается как на “-филов”, так и на “-фобов”. Чем тоже себя, как и казаки, низводит до положения “бедного крестьянина, которого все грабят и которому некуда податься”. Причём, русский “бедный крестьянин”, несмотря на своё “фильство” или “фобство”, как правило, из-за своих фантомных великодержавных претензий остаётся враждебен к казачьему “бедному крестьянину”. И в этом смысле становится союзником путинофилам, даже если на дух не переносит ни Путина, ни весь кремлёвский режим. И по этой причине автор, несмотря на свои долгие попытки найти русского националиста, понимающего необходимость уважительного принятия казачьего национализма, до сих пор так и не сумел такового обнаружить.

Итак, подведём итог нашим невесёлым “беднокрестьянским” размышлениям. Получается, что казакам остаётся лишь продолжать надеяться на два варианта решения вопроса выживания своего этноса:

  • на собственное усиление в результате сплочения под единым лозунгом — достижение стратегической цели Казачьего Народа и
  • на появление союзника среди националистов (хотя бы в силу осознания вынужденной необходимости). Причём, если таковых среди русских так и не обнаружится, казаков вполне устроит и любое другое этническое, регионалистское, религиозное или иное движение, которое, аналогично казакам, стремится идти своим собственным курсом и тоже ищет союзников. По универсальному принципу, доказавшему свою эффективность на протяжении веков человеческой истории: “Враг моего врага – мой друг”.

1. ЧЕГО КАЗАКАМ СЛЕДУЕТ ЖДАТЬ И К ЧЕМУ ГОТОВИТЬСЯ

Screenshot

«Козаки. Приступ». Худ. Людовик Гедлек.

Сиди спокойно на берегу реки, и
мимо проплывёт труп твоего врага.

Либо военачальник Сунь Цзы,
либо философ Конфуций, Китай.


Весьма нередко можно услышать от казаков, даже полностью разделяющих Главную стратегическую триединую Цель Казачьего Народа, как её сформулировал Всеказачий Общественный Центр (международное признание казаков народом, имеющим право на собственное национально-государственное образование с широким самоуправлением в нём) слова сомнения в возможности достичь этой Цели. Мол, это при Горбачёве можно было ожидать распада имперского государства СССР, а нынешний Кремль пойдёт на любые меры, на любые репрессии, на террор, но не упустит из своих рук власть и тотальный контроль над регионами.

Да полноте! Кремль сегодня сам, своими собственными усилиями готовит распад Империи. Без внятной и справедливой внутренней политики с работающими в правовом поле инструментами и механизмами государства и общества (выборы, суды, силовые структуры, независимые СМИ, разумное налогообложение с подотчётными обществу бюджетными расходами и так далее) доверия аппарату власти у людей нет и никто по доброй воле на его защиту не встанет. А экономическая база существования РФ из года в год скукоживается, как шагреневая кожа: предприятия продолжают закрываться, население нищает и экономический коллапс, банкротство страны подходит всё ближе и ближе. А это и есть распад Империи. Возможно, уже последний после двух предыдущих – 1917-го и 1991-го годов. И такие взгляды и настроения сегодня весьма широко распространены в различных политических течениях, имеющихся в Российской Федерации.

Российские либералы практически единогласно говорят, что государству «Россия» осталось не так уж много времени, чтобы окончательно рухнуть и, скорее всего, распасться на ряд новых государств. Русские националисты, чьё организованное движение ныне разгромлено, дезорганизовано и расколото, а частью вынужденно эмигрировало, также в большинстве считают, что конец Российской Федерации не за горами. При этом первые говорят о возможной реальной федерализации той территории, что останется от прежней России, а вторые зациклены на сохранении имперского типа государственного устройства будущей России, пусть даже и уменьшившейся территориально.

При этом ни те, ни другие вообще никак не рассматривают «казачий фактор» в предсказываемом процессе, который должен последовать после экономического коллапса страны и падения (или смены путём «дворцового переворота») нынешнего всеми ненавидимого и презираемого, насквозь изъеденного коррупцией и воровством режима. И даже казачьи инициативы на установление хоть каких-то контактов и на возможное согласование своих позиций либералы и националисты высокомерно отвергают, максимум соглашаясь принять Казачий Народ в качестве безгласного «пушечного мяса» в своих политических (а может и не только) битвах с идеологическими противниками. Во всяком случае, Всеказачий Общественный Центр из попыток «наведения мостов» с либералами и русскими националистами вынес именно такое заключение.

Те редкие контакты, когда лидеры русских организаций на словах готовы были признать казачьи национальные интересы, кроме слов – ничем более конкретным не закончились, даже хотя бы подписанием письменного договора о дружбе и союзе. А либералы всегда просто предпочитали отмалчиваться и не отвечать казакам, ясно давая понять, что казачьи проблемы их вообще никак не волнуют, а возможный союзник в лице Казачьего Народа – не интересует. Да и, честно сказать, многие либералы откровенно не знают, что такое есть казаки и бодрой скороговоркой повторяют установки кремлёвского «министерства правды», что казаки – это не самобытный народ, а то искусственно созданное властями странное разноплемённое формирование «ватников» (как таких люмпенизированных и зомбированных официозом людей зовут в Украине), которому власти решили наклеить ярлык «российское казачество».

Так что? Получается, на всём пространстве нынешней Российской Федерации у казаков нет вообще никого, кто мог бы стать другом и союзником? Казачий Народ одинок в своих национальных устремлениях и желаниях? Да, именно так, если говорить о политических течениях и движениях в РФ.

Но всё же поспешу подбодрить казаков: не всё столь трагично и беспросветно в нашем будущем. Кроме общественно-политических организаций, движений, течений и умонастроений есть ещё и национально ориентированные структуры или просто взгляды. И вот именно они, как находящиеся практически в таком же бесправном положении, что и этнические казаки, силой обстоятельств, хочется ли им или нет, осознаётся ли это ими сегодня, или всё ещё нет, на деле являются естественными союзниками Казачьего Народа.

Всеказачий Общественный Центр согласен с прогнозами либералов и русских националистов относительно повторения Российской Федерацией судьбы Советского Союза ввиду не военного конфликта с Западом, сказками о котором пытаются задурить головы населения кремлёвские пропагандисты, но ввиду собственной несостоятельности – как политической (международные экономические санкции, состояние «осаждённой креапости»), так и экономической и, как дополнение к ним, – социальной. И мы считаем, что если либералы уже достаточно консолидированы, а русские националисты постоянно говорят о необходимости сплочения своих рядов, то и нам не грех было бы подумать о том же! Ибо только сплочённой силой казаки могут надеяться что-то отвоевать из ранее отобранного при разделении РФ на независимые или федеральные территории.

Нельзя не видеть, что Кремль в последнее время становится всё слабее относительно финансово-политических групп и группировок в провинциях, которые всё более проводят свою собственную политику в регионах, несмотря на наличие указов и поручений, озвучиваемых метрополией (Москвой). Эти указы и поручения, если не соответствуют интересам местных кланов, просто пробуксовывают и не выполняются в процессе реализации. Пока верховенство Кремля держится лишь на наличии у него огромной армии силовиков и на силовых методах решения всевозможных проблем, которые решаются, как принято сейчас говорить, «в ручном режиме» – то есть не системно, а «по мере их поступления». Однако медленное, но верное постоянно продолжающееся усиление местных кланов за счёт ослабления центра всё равно когда-то выльется в предъявление своих интересов и требований и в открытый бунт против колониального грабежа регионов метрополией. Накапливаемое количество недовольства согласно естественным законам обязательно перейдёт в новое качество.

И вот тут-то и потребуется от Казачьего Народа проявить себя способным к жизни! На практике показать и доказать свою веками расхваливаемую способность к самоорганизации. Вспомнить не о курочке в курятнике или козочке в загоне, а о своих национальных интересах. А для этого необходимо быть готовыми к надвигающимся событиям и заблаговременно если не слиться всем национально ориентированным казакам в одной какой-то организационной структуре, то хотя бы этим самым многочисленным структурам наладить союзные контакты между собой и позаключать между собой договоры о дружбе и сотрудничестве!

Это с одной стороны. А с другой – насущным представляется наладить горизонтальные связи и, желательно, тоже с заключением договоров о взаимном признании и политическом союзе казаков со всеми (по максимуму) имеющимися в РФ национально ориентированными организациями других народов, что укрепит как их, так и наши, казачьи позиции. Пример подобного рода уже имеется: в 2019 году Всеказачий Общественный Центр заключил такой договор с Ассамблеей Народов Кавказа, что, как минимум, исключает возможность сталкивания лбами казаков и горцев при предстоящем падении режима и выходе на первый план интересов регионов. А максимум – подкрепляет силы одной стороны поддержкой другой в плане достижения собственных национальных интересов.

При этом, Боже упаси, никому не стоит открыто выступать против режима сейчас: вас обложат дикими штрафами или посадят в колонию. Это как минимум. Но, как уже было сказано, РФ сама, своими руками делает всё возможное за своих противников, чтобы оказаться на дне пропасти. Поэтому на сегодня наша задача – посидеть на берегу реки, как сказал древний китайский мудрец, и подождать. Но подождать не бездеятельно, а готовясь к будущим неминуемым событиям, поскольку и в регионах наверняка во время «часа Х» к власти постараются придти отнюдь не симпатизирующие казакам группы или группировки местной элиты. И очень неплохо было бы казакам, способным думать, а не пялиться в экран телевизора, поразмышлять над сказанным и сделать какие-то умозаключения. А ещё лучше – предпринять хоть какие-то действия.

Александр Дзиковицкий.

(Данная статья является выражением личного мнения автора и не является общей позицией ВОЦ)