Глава №1 - Всеказачий Общественный Центр
Перейти к содержанию

Глава 1. Европеоидная (или арийская) раса

И создал Господь Бог человека
из праха земного, и вдунул
в лице его дыхание жизни,
и стал человек душею живою.
«Ветхий Завет»


I. Колыбель Человечества — до 3.000.000 лет назад

Поскольку любознательность или, если угодно, любопытство заводит не только в вопрос происхождения казаков, но и далее, в область вопросов происхождения вообще европеоидной расы, и даже всего человечества, попытаюсь обобщить известное. Существуют две точки зрения на место зарождения первых людей — Азия и Африка. Для меня кажется вполне очевидным, что Африка не выдерживает логического довода в качестве претендента на колыбель человечества. Приведу его: в Африке нет расового разнообразия, в отличие от Евразии.

Но если признать первенство за Евразией, то где именно можно дислоцировать первых людей? Наверное, там, где пребывание разных рас наиболее близко соприкасалось друг с другом. Вспоминаю в этой связи как-то прочитанную новость о нахождении где-то на Ближнем Востоке пещеры со следами пребывания в ней людей сразу трёх известных на сегодня рас. К сожалению, я тогда не собирался даже думать о написании этой книги и потому не зафиксировал источник той информации. А в ней выдвигалась версия о возможном нахождении древнего рая именно здесь, как и указывается в Библии. Однако продолжения эта история не имела в связи с её явной абсурдностью, ибо возраст находки был на десятки тысяч лет моложе древнейших находок ископаемого человека, уже обнаруженных по всему древнему миру.

Но если принять версию о колыбели человечества, существующей для всех рас, то она должна быть где-то на стыке их. И где же такой стык имеется? Очевидно, что это где-то в Азии, поскольку там были и европеоиды, и монголоиды, а на Индостане даже негроиды.

Продолжаем рассуждения. Если это даже была и Азия, то всё равно не выдерживает критики библейское сообщение о первых двух людях — Адаме и Еве, от которых все и пошли. И самое главное тут возражение — люди, согласно биологическим законам, просто бы выродились и вымерли из-за последующего близкородственного скрещивания. Так что их должна была бы быть достаточно большая общность, поскольку мы видим, что небольшие племена, затерянные в джунглях, без генетического обмена с внешним миром довольно быстро вымирают — в течении нескольких сотен или тысяч лет. А ведь человечество насчитывает уже не один десяток тысяч лет и вырождаться пока не собирается! И в дополнение к этому рассуждению хочу добавить, что все попытки объяснить множественность рас местными природными условиями до сих пор не получили достаточно убедительных ни фактов, ни объяснений.

А теперь, если мы соглашаемся признать Азию местом появления человечества, попробуем определить более точно, где эта масса разнорасовых людей могла зародиться. Очевидно, что это место должно быть достаточно большим, даже огромным. И, по возможности, включать разные среды обитания, чтобы природная, божественная или инопланетная «лаборатория» могла создать столь разумное существо, которое заселило практически весь мир и сделалось главным биологическим видом на планете. Такое место в Азии только одно — Гималаи. Это высочайшая горная система земного шара. Её длина около 2450, ширина от 400 до 500 километров. Здесь есть все климатические пояса, от тропиков и различного типа лесов до пустынь и полупустынь, животный мир богат видами и разнообразен. Не зря эту горную страну называют крышей мира. И, вполне вероятно, что имеется в виду не тот мир, который является планетой Земля, а мир людей…

Имеется ещё одно указание на это же место. В Германии в 1930-х годах активно работал отдел Аненербе, задачей которого было отыскать прародину всего человечества с целью получить доступ к сверхвысоким знаниям и энергиям. Немцы надеялись, что знания, позволившие создать человечество, дадут им власть над всем миром. Не нашли… Но для нас главное не в этом, а в том, что они пришли точно к такому же вычислению места появления людей.

И ещё одно подтверждение. Останки древних негроидов обнаружены в Индии, древних монголоидов — на юге Китая, европеоидов — на севере Китая, Монголии и Алтая. И это всё — либо территории Гималаев, либо непосредственно соприкасающиеся с ними.

Кроме того, существует древняя тибетская легенда о космическом происхождении людей. Якобы люди были клонированы пришельцами из космоса (Е. В. Косов).

Я не хочу ни поддерживать, ни отвергать земное, божественное или внеземное происхождение человечества. Я лишь собрал воедино известное об этом, а выводы каждый читающий может сделать сам в силу своих пристрастий и убеждений. Но факты заставляют относиться к ним серьёзно, поскольку это не голая фантазия, а объективная данность.

И опять же, ничего не утверждая, хочется предложить вниманию читателя следующую любопытную информацию, которая (кто на сегодня знает?) может иметь отношение к нашей теме.

В Гималаях имеется одна очень загадочная гора, которую европейцы называют Кайлас. Это самая высокая гора в своём районе, дополнительно её выделяет среди других четырёхгранная пирамидальная форма со снежной шапкой и гранями, ориентированными почти точно по сторонам света. Кайлас находится в отдалённой труднодоступной местности Западного Тибета и является одним из главных водоразделов Южной Азии. Верующие четырёх религий — индуисты, буддисты, джайны и приверженцы бон — считают эту необычную гору «сердцем мира», «осью земли». На южной стороне Кайласа расположена вертикальная трещина, которая примерно по центру пересечена горизонтальной и напоминает свастику. Кайлас иногда так и называют «Горой Свастики». Можно напомнить, что изображение свастики уходит своими корнями в седую старину, скрытую туманом тысячелетий. Большинство исследователей сходятся во мнении, что свастика является древнейшим арийским символом, обозначавшим солнце, небо, свет, свечение зигзагообразной молнии, воду. Она также была эмблемой Великого Бога, Создателя и Правителя Вселенной; позже она получила значения, связанные с культами Будды и Христа.

Кайлас имеет правильную пирамидальную форму, как и все горы, окружающие её, что наводит на мысль об их искусственном происхождении. Другими словами, гора Кайлас — пирамида. Предания тибетских лам говорят о том, что грандиозный комплекс пирамидальных гор во главе с Кайласом — это древний город, построенный Сынами Богов… По убеждению индуистов на вершине Кайласа обитает Шива, буддисты верят, что гора — обитель Будды. К ней совершаются паломничества с целью совершения коры (ритуального обхода).

Высота Кайласа до сих пор остаётся спорным вопросом — широко распространено утверждение, что Кайлас имеет высоту 6666 метров, но учёные расходятся во мнениях: от 6638 до 6890 метров, что обусловлено способом измерения высоты гор. К тому же, Гималайские горы считаются молодыми, так что высота их увеличивается в среднем с учётом обветривания породы на 0,5 — 0,6 сантиметра в год.

Центральная Азия. На 300-метровом выступе, находящемся почти в центре знаменитой в древности Великой Степи, примерно в 70-ти километрах северо-западнее озера Орог-нур, находится горный массив Bayan Tsagan Uul высотой 3452 метра.

Tsagan Uul (Белая гора) и ближайшие горы Алтайского Алтая известны многочисленными находками, свидетельствующими о проживании здесь человека 700 тысяч лет назад. Проводимые в этом районе исследования выявили зоны, которые представляются учёным ключевыми для решения проблемы первоначального освоения человеком центральных областей Азии. Археологические факты ставят под сомнение, что прародина человека привязана к тропическому лесу.

И именно здесь путешественники прошлого неоднократно встречали необычно высоких людей с длинными волосами и продолговатым лицом, избегающих каких-либо контактов.

Доктор исторических наук Н. Н. Лысенко утверждает: новейшие объективные исследования доказывают, что прародина белого человека действительно находилась в самом центре Евразийского континента, говоря словами известного геополитика Макиндера, в самом «сердце Азии».

Далёкие воспоминания о былой общности происхождения всех европеоидных народов сохранились в древнем мифе о герое-родоначальнике Траэтаоне, поделившем мир между своими сыновьями: Туром (прародитель тюрков), Сайрима (прародитель сарматов) и Арья (прародитель ариев).

II. Ядерная зима

За миллиарды лет существования жизни на Земле неоднократно случались гигантские тектонические сдвиги и разломы коры планеты. Планетарные катастрофы сотрясают Землю с поразительной регулярностью. Каждые 20 — 30 тысяч лет наша планета сталкивается с очередным огромным астероидом. От такого столкновения положение земной оси рывком меняется, а земная кора от мощного удара начинает ездить на расплавленной магме как на жидкой смазке. В результате таких грандиозных катастроф на планете гибло почти всё живое. Смещение земных полюсов после очередного катаклизма вызывало потопы и похолодания на Земле, ледники покрывали огромные территории и обледенение продолжалось долгими тысячелетиями.

Где-то 26 тысяч лет назад, как утверждает ряд учёных, Земля была атакована группой астероидов, образовавшихся от распада планеты Фаэтон, в результате чего Земля в очередной раз поменяла полярность и несколько сместилась в пространстве. Всё это сопровождалось чудовищными землетрясениями, цунами, извержениями вулканов. Землю окутал толстый слой гари, наступила «ядерная зима», глобальное похолодание. Полярные области покрылись гигантскими ледниками, которые продвигались в сторону экватора. Людям Евразии пришлось сосредоточиться на выживании, поисках приемлемых условий существования, пищи, тепла, а также на ещё более интенсивном размножении, без которого человеческие сообщества были под угрозой вымирания. Тогда и началось, видимо, первое Великое переселение народов, сопровождавшееся, надо полагать, жестокими столкновениями за места, пригодные для жизни, за остатки материальных благ. Кстати, согласно исследованиям генома человека, проведённым в Калифорнии (США), следует, что около XXVIII — XXX тысяч лет до Р.Х., как раз в эпоху последнего ледникового периода, племена кочевников с Дальнего Востока перебрались на Аляску, спустя ещё тысячи лет мигрировали дальше на юг, став одними из самых первых жителей Северной и Южной Америк («Аргументы и факты», №31 (1812) за 29 июля — 4 августа 2015 г.).

В беспрерывных стычках за выживание, в поисках благодатных мест прошло несколько тысячелетий. Одни «стаи», оказавшиеся в благоприятных условиях, так и продолжали «растительный» образ жизни — перемещаясь по райским садам, они ничего не оставили после себя, кроме костей и гумуса; другие, преследуемые морозами, облачившись в шкуры убитых животных, — вели борьбу за жизнь, создавая какую-никакую культуру и интенсивно плодясь. Об этом говорят многочисленные археологические находки не просто стоянок времён неолита, а организованных и благоустроенных городищ с элементами общественной иерархии, орудиями труда, предметами быта, культовыми изображениями, среди которых были фигурки женщин с большими животами, символизирующими плодородие, наскальными картинами охотничьих сцен. Обнаружены эти городища и в Европе, и в Азии. Датируются находки 18 — 15-м тысячелетиями до Р.Х.

Известны великолепные наскальные рисунки, оставленные людьми Солютрейской эпохи (XVIII — XV тысячелетия до Р.Х.). Письменность тесно связана с живописью. Если люди умели создавать изображения высокого качества, то почему бы не допустить, что они могли рисовать абстрактные символы и пользоваться ими для передачи информации?

Археологические исследования не могут выявить ранние этапы развития письменности. Писали-то обычно на очень непрочном материале. Поэтому оценить время возникновения письменности можно только по косвенным данным. Складывается впечатление, что вся внутренняя, континентальная Евразия была некогда полем распространения древней рунической слоговой письменности. Такое «общее поле рун» могло существовать только в период арийского единства. С распадом этого единства в бронзовом веке (IV — III тысячелетия до Р.Х.) слоговое письмо начало «расползаться» по всем направлениям; лучше всего оно сохранилось на периферии. Большинство древних и современных систем письменности Евразии восходят к одному общему источнику, наиболее раннее проявление которого (около V тысяч лет до Р.Х.) обнаружено на Дунае. Эта «протописьменность» получила название бореальной; её развитие относится к послеледниковому времени (XII — V тысячелетия до Р.Х.). И это только верхняя граница. Принадлежала бореальная слоговая письменность древним ариям, обитавшим в нынешней Южной России, и распространялась во все стороны вместе с их расселением. Почти полное совпадение сибирских рун сославяно-германскими заставляет предполагать их арийское происхождение.

К этой бореальной основе восходят и греческий, и синайский, и латинский, и многие другие алфавиты, а также и непрочитанные до сих пор причерноморские — скифские — надписи эпохи античности, среднеазиатское кушанское письмо, славянские и сибирские руны раннего Средневековья. Прямым «потомком» бореальной письменности является современный русский алфавит.

Чтобы накопить свод астрономических данных, который имели развитые культуры Древнего мира, требовались непрерывные наблюдения в течение 20 тысяч лет. Находка на верхнепалеолитической стоянке в Сибири (близ Ачинска) «жезла колдуна» позволяет утверждать, что уже в XVI тысячелетии до Р.Х. уровень «первобытной астрономии» был высок. На жезле был обозначен с высокой точностью лунно-солнечный календарь и орбитальные периоды планет…

Как пишет известный исследователь сибирских палеокультур В. Е. Ларичев: «Достаточно знать, насколько сложна задача разработки всех упомянутых календарей и каких точных расчётов требуют они, чтобы воздать должное величию познаний в математике, геометрии и астрономии тех древних, которые жили в Сибири 18.000 лет назад. Ведь в любой книге о календарях такого рода достижения, которые ранее приписывались шумерийцам, оценивались как величайшие прозрения человеческого ума. Отныне эта честь будет принадлежать охотникам за мамонтами из Сибири».

Существование календарных систем и постоянное ведение астрономических наблюдений просто невозможны без столь же развитой системы письменности… Ранняя, верхнепалеолитическая датировка возникновения системы слогового письма позволяет объяснить её сходство у разных народов. Слоговое письмо народов Евразии не исчезло вместе с появлением алфавитного, а продолжало использоваться вплоть до Средневековья. Известны его различные системы: 1) скандинавские руны; 2) кельтское «огамическое письмо»; 3) славяно-русские руны («черты и резы», как выразился о древнейшей славянской письменности Черноризец Храбр в X столетии); 4) индийское письмо «брахми», сохраняющееся с некоторыми изменениями до сих пор; 5) орхонские руны — памятники письменности Сибири, и некоторые другие.

Особенно впечатляет сходство скандинавских и сибирских (орхонских) рун — около 20 знаков полностью совпадают по написанию. Это был, повторяем, ещё каменный век.

Человечество постепенно численно увеличивалось и осваивало всё новые территории. Две крупнейшие гаплогруппы Евразии, R1a и R1b, разошедшиеся (точнее, образовавшиеся и разошедшиеся) XVIII — XIV тысяч лет до Р.Х., лингвистически эволюционировали от общих ностратических языков, соответственно, в пра-арийский (позже названный «пра-индоевропейским») и прототюркский и далее тюркский языки. А поскольку пути носителей гаплогрупп R1a и R1b в Евразии во многом пересекались на тех же территориях, зачастую с расхождением на тысячелетие — два (миграции R1a древнее в Европе, миграции R1b древнее в Азии), то и «субстрат» они оставили наслаивающийся один на другой, и во многом переплетающийся. Поскольку агглютинативные тюркские языки, вероятно, менее подвержены временным изменениям, чем флективные индоевропейские, тюркологи с лёгкостью объясняют почти все «иранизмы» на тюркской основе. Иранисты в ответ машут рукой и приводят свои версии, по которым, естественно, никаких тюркизмов в Евразии в прошлой эре и, тем более, ранее не было. На самом деле, многие тысячелетия назад были и арийские, то есть пра-индоевропейские языки, и прототюркские (или тюркские). Они просто принадлежали разным родам, первый — роду R1a1, второй — роду R1b1, и, возможно, родственным родам Q и N.

Та гаплогруппа, которая в Европе характерна для славян и считается полученной от древних ариев — R1a1 (хотя встречается и у других европейцев), — очень часта также в Северной Индии. А если говорить о тех татарах-тюрках, с которыми чаще всего имели дело русские княжества, то отличия их генофонда от русского не такие уж и большие. Татарский генофонд, пожалуй, сложнее русского. Различия между русским и татарским генофондом хотя и есть, они вовсе не колоссальные — русский «полностью европейский», а татарский — «по большей части европейский». У татаров гаплогруппа R1a1 составляет не половину генофонда, как у русских, а примерно четверть.

III. Всемирный Потоп и Атлантида

Как говорят новейшие исследования, около X — XIII тысяч лет до Р.Х. на Земле произошла новая глобальная катастрофа. Одна из гипотез объясняет это тем, что тогда произошло очень быстрое внезапное смещение материковых плит и резко сдвинулись полюса планеты. И эта же гипотеза предлагает считать ту самую легендарную Атлантиду, о которой говорили древние греки, ничем иным, как современной Антарктидой, сразу же превратившейся из цветущего «материкового острова» в «ледяной континент». Если это действительно так, тогда становятся объяснимыми ранее считавшиеся необъяснимыми многие факты, среди которых, например, такие:

— почему в Сибири находят целые, неразложившиеся туши мамонтов, мясо которых можно есть и сегодня после разморозки? И при этом в их желудках обнаруживается пища, характерная для природы субтропиков?

— кто выстроил египетские пирамиды на севере Африки, аналогичные им пирамиды в Америке, Стоунхендж в Англии и гигантские статуи на острове Пасхи в Тихом океане?

— и откуда, наконец, взялись мифы и легенды о Всемирном Потопе, присутствующие в преданиях народов на разных континентах, народов, которые никогда не были связаны друг с другом?

Объяснить все эти загадки на сегодня представляется возможным, только признав наличие на Земле древней цивилизации, практически уничтоженной планетарной катастрофой и от которой остались лишь осколки прежних знаний и воспоминаний.

Как бы то ни было на самом деле, кончилось всё устоявшееся и привычное существование людей внезапно, о чём говорят легенды многих народов мира и все мировые религии. В один несчастный день (некоторые учёные говорят, что это произошло VI — VIII, другие — X — XI тысяч лет до Р.Х.) уровень Мирового океана поднялся на 100 — 130 метров, что могло произойти лишь в одном случае: в случае резкого таяния многокилометровых толщ снега и льда, скопившегося на прежних полюсах планеты. И наступил Всемирный Потоп. Океан, уровень которого поднялся с окончанием прежнего, привычного по своему территориальному расположению «Ледникового периода», поглотил некогда единый Саундленд, образовав Индонезийский (Малайский) архипелаг. Со Всемирным Потопом увязаны гибель легендарных Атлантиды, Пацифиды, Лемурии. Причём, согласно древнему преданию, сообщённому Платоном, на ещё вчера цветущую Атлантиду внезапно хлынули потоки воды, огня, пепла и её сковал мгновенный жуткий холод. Столь же внезапно произошло затопление Гипербореи (Арктики) и множества островов Тихого, Атлантического и Индийского океанов, исчезли развитые культуры древних охотников Евразии, океанических цивилизаций, о чём свидетельствуют археологические находки и легенды народов, обитавших на берегах Индийского океана. Исчезли с лица земли и некоторые подрасы. Скажем, на территории европейской части современных России и Украины в культурных слоях допотопного периода обнаружены останки людей, принадлежавших к несуществующей ныне негроидной «гримальдийской расе».

Толщи льда скрыли виноградники Гренландии, разрушили коралловые рифы Шпицбергена, похоронили тропическую растительность Сибири и Антарктиды. Под угрозой вымирания стояло и человечество. Островки цивилизаций, или просто человеческих «стай», сосредоточились в естественных укрытиях: пещерах, гротах, норах, расселинах.

Большая часть населения земли погибла. Археологи отмечают, что допотопные культуры, исчезнув, больше нигде и никогда не проявлялись. На их место пришли новые, ранее в этих местах не фигурировавшие. Причём, хронология разводит исчезновение одних и появление других на тысячелетия.

А можно ли отыскать какие-то иные факты, кроме мифов, того, что человечество помнило о произошедшем много тысяч лет назад Всемирном Потопе и погубленной им высокоразвитой цивилизации? Попробуем суммировать то, что известно на сей счёт на сегодняшний день. Итак.

Древние греки сообщают, что некогда существовала высокоразвитая цивилизация — Атлантида. Греческий философ Платон полагал, что государство Атлантида была мощной империей, обладавшей значительным военным флотом и напавшей некогда на остров Крит. Но Платон черпает свои знания об Атлантиде от Солона, известного древнеафинского законодателя, который в 6 веке до Р.Х. посетил Древний Египет. Там Солон ознакомился, в свою очередь, с переводами «Истории Древней Атлантиды» некого священнослужителя Саиса с египетских иероглифов, начертанных на древних папирусах, на греческий. Египетский жрец, поведавший Солону историю об Атлантиде, показал ему надписи в египетских храмах, которые свидетельствуют о реальности существования погибшего континента. Оказывается, атланты заранее знали о близкой гибели своей родины. И в древних летописях, вроде бы, имеются подтверждения того, что они сделали всё возможное, чтобы сохранить свои знания для потомков. Причём, сохранили не только информацию, но и себя самих. Незадолго до катастрофы, повергшей страну в пучину океана, представители великой расы отправились в Египет, Грецию и даже в Тибет. Последнее место для темы нашей работы представляет особую значимость, поскольку Тибет является частью огромной горной страны Гималаи.

Похоже, реально услышанный рассказ Платон «художественно переработал» с целью пофилософствовать об идеальном государственном устройстве и о причинах крушения идеальных государств из-за человеческих страстей и жадности. В полемике платоновского «Диалога „Тимей“» один из действующих лиц рассказывает о слышанной, якобы, от своего деда Крития войне, произошедшей между Афинами и Атлантидой. «Диалог „Критий“», с теми же участниками, служит непосредственным продолжением «Тимея» и посвящён рассказу о древних государствах Афины и Атлантида. Похоже, у Платона услышанная им правда причудливым образом мешается с его собственным вымыслом. Вот о чём рассказывает, в изложении Платона, Критий-старший.

Девять тысяч лет назад Афины были могущественным государством и главным врагом их была Атлантида. Это был густонаселённый остров с огромными размерами, на котором существовало величайшее могучее царство, владевшее обширными землями Африканского побережья Средиземноморья от самого Египта и Европы до западных окраин Италии. По словам Платона, атланты — потомки бога Посейдона, который от смертной девушки Клейто имел десять божественных сыновей во главе со старшим Атлантом, которые впоследствии и стали родоначальниками царственных родов.

Платон вскользь упомянул, что остров находился в районе Гибралтарского пролива. Но большей частью сосредоточился на описании жизни и культуры атлантов. Удивляет точность, с которой Платон описывает Атлантиду, её богатые города и цивилизацию, которая поднялась на высший уровень развития. Огромную центральную равнину острова для защиты обнесли мощными валами и прорыли глубокие судоходные каналы, дающие возможность судам заходить практически в центр острова. На острове возвышались роскошный царский дворец, щедро украшенный золотыми и серебряными изделиями и окружённый многочисленными статуями, величественные храмы, декорированные серебром и золотом, а также корабельные верфи.

Платон указывает, что дворцовый остров был окружён каменными стенами с охранными башнями с укреплёнными воротами на мостах у проходов к морю. Различный строительный и отделочный камень добывался в недрах острова, а на месте каменоломен вдоль каналов швартовались корабли. Некоторые постройки были функциональными и простыми, а некоторые затейливо украшены сочетанием камней различного цвета. Поверхности окружных валов были покрыты медью и оловом, которые они умели наносить в расплавленном виде. Богатство и величие исчезнувшего материка поражает. Но судить о нём можно только со слов Платона.

Вообще, Платон уделяет очень много внимания описанию неслыханных богатств острова, достижений его многочисленного народа. Он считает, что пока в атлантах сохранялась божественная природа, они ставили превыше всего добродетель, пренебрегая богатством, но опустившись до уровня людей, они погрязли в роскоши, алчности и гордыне. В какой-то момент государство Атлантида решило поработить Афины. Афиняне, благодаря своей доблести и добродетели, отразили нашествие и сокрушили атлантов.

Вслед за тем, однако, произошла грандиозная природная катастрофа, в результате которой за одни сутки погибло всё войско афинян, а Атлантида погрузилась на дно морское.

В 1929 году произошло с виду заурядное событие — в Имперской библиотеке Константинополя, на одной из тысячи пыльных полок была найдена старая карта мира, принадлежавшая адмиралу военного флота Оттоманской империи Пири Рейсу.

В своё время Пири Рейс был хорошо известной фигурой, историчность существования которой твёрдо установлена. Адмирал военного флота Оттоманской Турецкой империи, он участвовал во многих морских сражениях середины XVI века. Кроме того, он считался крупным специалистом по странам Средиземноморья и был автором известного руководства по навигации «Кутаби Барийе», которое содержало подробное описание берегов, бухт, течений, мелей, мест причаливания, заливов и проливов Эгейского и Средиземного морей. Несмотря на яркую карьеру, он впал в немилость у своих господ и был обезглавлен в 1554 или 1555 году.

До 1959 года на эту карту никто не обращал внимания, пока профессор Чарлз X. Хэпгуд из Кинского колледжа (США) в один из вечеров, перебирая очередные архивные документы, не заметил на ней очертания Антарктиды и решил отправить её на экспертизу. Заключение, полученное им, вызвало эффект разорвавшийся бомбы. Оказалось, что так могла выглядеть Антарктида много миллионов лет назад, задолго до того, как появились мы как биологический вид. Кто же были те древние картографы, которые смогли с такой точностью нанести на карту материк, который будет открыт гораздо позже самой карты?

Независимо от того, каким образом эти знания были переданы через века, бесспорно, что и другие картографы имели доступ к тем же любопытным секретам. И Чарлз Хэпгуд продолжал поиски, которые вновь увенчались успехом.

В рождественские каникулы конца 1959 года Чарлз Хэпгуд занимался исследованием Антарктиды в справочном зале Библиотеки конгресса в Вашингтоне. Уже несколько недель подряд он работал там над сотнями средневековых карт. «Я обнаружил [пишет он] массу удивительных вещей, которые и не подозревал найти, и несколько карт, изображающих южный континент. И вот однажды я перевернул страницу и остолбенел. Мой взор упал на Южное полушарие карты мира, начертанной Оронтеусом Финиусом в 1531 году, и я понял, что передо мной подлинная, настоящая карта Антарктиды!

Общее очертание континента удивительно совпадает с тем, что изображено на современных картах. Практически на месте, почти в центре континента, оказался Южный полюс. Горные цепи, окаймляющие берега, напоминали многочисленные хребты, открытые в последние годы. Эти хребты были идентифицированы, некоторые — береговые, некоторые — располагались в удалении. Со многих из них к морю текли реки, очень естественно и убедительно вписываясь в складки рельефа. Разумеется, это предполагало, что в момент вычерчивания карты побережье было свободно ото льда. Центральная часть континента на карте свободна от рек и гор, что позволяет предполагать наличие там ледниковой шапки».

Это подтвердилось результатами бурения дна моря Росса, которое проводилось в 1949 году одной из антарктических экспедиций Бэрда. Используя радиоизотопный метод датирования, учёные из института Карнеги в Вашингтоне сумели установить с достаточной точностью, что великие антарктические реки, которые явились источником мелкодисперсных отложений, действительно текли примерно 4.000 лет до Р.Х, как показано на карте Оронтеуса Финиуса. Только после этой даты на дне моря Росса стали накапливаться осадки ледникового типа…

Но не только на этих картах была отмечена древняя Антарктида. На картах, вычерченных самым знаменитым картографом XVI века — Герардом Кремером, известным также под именем Меркатора, Антарктида указана с многочисленными подробностями, которые, конечно же, не были известны в то время.

Филипп Буаше, французский картограф XVIII века, также смог опубликовать карту Антарктиды задолго до того, как южный континент был официально «открыт». При этом особенностью карты Буаше было то, что она, по-видимому, основывается на картах, созданных ещё раньше, причём, может быть, на тысячи лет ранее, чем те, которыми пользовались Меркатор и Оронтеус Финиус. Буаше даёт точное изображение Антарктиды того времени, когда она была совершенно свободна ото льда. На его карте дана подлёдная топография всего континента, о которой мы не имели полного представления до 1958 года, когда были проведены подробные сейсмографические исследования в рамках Международного геофизического года (МГГ).

Эти исследования лишь подтвердили то, что ранее продемонстрировал Буаше, публикуя свою карту Антарктиды в 1737 году. Основываясь на утерянных ныне источниках, французский академик изобразил в середине южного континента водное пространство, разделяющее его на два субконтинента, лежащие к востоку и западу от линии, где теперь изображают Трансантарктические горы. Такой пролив, соединяющий моря Росса, Уэделла и Беллингсгаузена, несомненно, существовал бы, если бы Антарктида была свободна от льда. Как показали исследования по программе МГГ-58, этот континент, который на современных картах изображается единым, является на самом деле архипелагом крупных островов, покрытым льдом толщиной в километр. Но не только южный континент был отмечен на этих картах, а и территории Южной Америки.

Так, на карте того же Пири Рейса, которая была вычерчена в 1513 году, явно присутствует необъяснимое знание Южной Америки — и не только восточного побережья, но и Анд на западе континента, неизвестных в то время. На карте правильно изображена Амазонка, берущая начало в этих неисследованных горах и текущая на восток.

Будучи основана на более чем двадцати документальных источниках, относящихся к различным эпохам, карта Пири Рейса изображает Амазонку не один раз, а дважды — скорее всего, в результате непреднамеренного наложения двух источников, которыми пользовался турецкий адмирал.

Одно из этих русел доведено до устья реки Пара, но здесь отсутствует довольно большой остров Марахо. Согласно Хэпгуду, это может означать, что соответствующий источник должен датироваться временем, когда река Пара образовывала главное или единственное русло Амазонки, а остров Марахо входил в состав материка на её северном берегу (возможно, около 13.000 лет до Р.Х.). С другой стороны, на втором варианте русла Амазонки остров Марахо показан, причём с фантастически точными подробностями, хотя он был открыт только в 1543 году. И вновь возникает предположение о существовании неизвестной цивилизации, которая в течение тысячелетий занималась съёмкой и картографированием земной поверхности, причём в распоряжении Пири Рейса оказалось несколько карт, относящихся к разным периодам этой деятельности.

Не будучи известными до 1592 года, Фолклендские острова изображены на карте 1513 года на своей широте, а также и многие другие подробности, которые не были известны в то время.

Некоторые другие карты XVI столетия тоже выглядят так, будто они основаны на точной съёмке, выполненной во время последнего ледникового периода. Одна из них была составлена в 1559 году турецким картографом Хаджи Ахмедом, который, по мнению Хэпгуда, имел доступ к неким весьма экстраординарным картам-источникам. Наиболее странной, чтобы не сказать потрясающей, особенностью компиляции Хаджи Ахмеда является отчётливо изображённая полоса суши шириной почти в 1000 миль, соединяющая Аляску с Сибирью. Такой мост, по мнению геологов, действительно существовал некогда на месте Берингова пролива, но скрылся под поверхностью моря в конце последнего ледникового периода.

На знаменитой «Карте Севера» Клавдия Птолемея, составленной во 2-м веке, очень подробно указаны северные широты нашей планеты. И, конечно же, когда Птолемей вычерчивал свою карту, никто на Земле и не подозревал, что некогда на севере Европы существовало оледенение. Никто не обладал такими познаниями и в XV веке, когда карта была найдена.

Значение этого очевидно. Так же как и значение другой карты, или, как её иначе называли, «портулана» (слово происходит от назначения этих карт, служивших лоциями от порта к порту), составленной в 1487 году Иегуди ибн-Бен Зарой. Эта карта Европы и Северной Африки основывается, возможно, на источнике, ещё более древнем, чем у Птолемея, поскольку на ней ледники изображены намного южнее Швеции — примерно на широте Англии, а Средиземное, Адриатическое и Эгейское моря показаны так, как они выглядели до таяния европейской ледовой шапки. При этом, разумеется, уровень моря должен был быть существенно ниже, чем в наше время. Поэтому интересно, что на карте Ибн-Бен Зары в Эгейском море изображено гораздо больше островов, чем существует сейчас. На первый взгляд, это кажется странным. Однако это противоречие может быть легко снято, если источнику, которым пользовался Ибн-Бен Зара, было от 10 до 20 тысяч лет: просто с тех пор часть островов исчезла, скрытая поднявшимся уровнем моря в конце последнего ледникового периода.

Какая же техника, какое состояние науки и культуры требовались для выполнения такой работы? Более того, для создания действительно хороших карт требуются, как минимум, три составляющих: дальние путешествия, первоклассное математическое и картографическое обеспечение и высококлассные хронометры. Только после того, как в 70-е годы XVIII века хронометр Гаррисона стал общедоступным, можно было считать третье условие выполненным. Именно это блестящее изобретение позволило картографам точно определять долготу — то, чего не могли делать ни шумеры, ни древние египтяне, ни греки с римлянами — вообще ни одна из известных цивилизаций до XVIII века. И именно поэтому вызывают удивление и восхищение более древние карты, на которых очертания материков указаны с современной точностью.

Эти необъяснимо точные значения координат можно обнаружить и на карте Пири Рейса. Южная Америка и Африка размещены на точном удалении по долготе, что является невероятным достижением, учитывая тогдашний уровень науки и техники.

Большой интерес вызывает относящаяся к 1339 году карта, получившая название «Портулан Дульсерта», с изображением Европы и Северной Африки. Здесь данные по широте идеальны на огромных расстояниях, а общая погрешность долготы в изображении Средиземного и Чёрного морей не превышает половины градуса.

Профессор Хэпгуд утверждает, что автор источника, с которого копировалась карта «Портулан Дульсерта», «располагал необходимыми средствами для одновременного определения широты и долготы. Для этого ему, в частности, необходимо было иметь точные данные об относительных долготах большого числа объектов, разбросанных на огромном расстоянии между Гэлуэем в Ирландии и восточной излучиной Дона в России».

Ещё одной загадкой является относящаяся к 1380 году карта Зено. Заслуживает внимания и карта Оронтеуса Финиуса, где весьма точно воспроизведены относительные координаты береговой линии Антарктиды и континента в целом. Это отражает уровень географических познаний, которого не было до XX века.

Что касается карты «Портолано» Иегуди ибн-Бен Зары, её также характеризуют очень точные значения относительных широт и долгот. Так, относительная долгота Гибралтара и Азовского моря изображена с погрешностью не более половины градуса; общая погрешность долготы карты от края до края не превышает градуса.

Чарлз Хэпгуд передал своё собрание древних карт на экспертизу профессору Массачусетсского технологического института Ричарду Стрейчану. И Стрейчан уверен, что указанные карты, несмотря на многочисленные напластования поколений копировщиков, отражают работу древней загадочной и технически развитой цивилизации. Хэпгуд обнаружил ещё один важный документ — китайскую карту, скопированную в 1137 году с более раннего оригинала на каменной колонне. Эта карта содержит столь же точные данные по долготам, что и остальные. На ней такая же сетка и так же используется сферическая тригонометрия. При ближайшем рассмотрении она имеет так много общего с европейскими и ближневосточными картами, что напрашивается вывод: у них общий источник.

И вновь перед нами оказывается уцелевший фрагмент научных познаний исчезнувшей цивилизации. Более того, подтверждается, что эта цивилизация, по крайней мере в некоторых вопросах, была не менее развита, чем наша, и что её картографы «произвели съёмку практически всего земного шара с одинаково высоким техническим уровнем, одними методиками, равными математическими знаниями и, возможно, с использованием одних и тех же приборов. Может, это и были те, кто принёс знания и заряд новой жизни в Египет, Южную Америку и в Гималаи после Великого Потопа?

И ещё. 24 сентября 2016 года в интернете появилась информация: «Группа учёных обнаружила в Антарктиде древнейшие пирамиды, которые, по мнению исследователей, имеют искусственное происхождение. Как рассказали специалисты, которым посчастливилось сделать это невероятное открытие, обнаруженные пирамиды не являются природными памятниками. Так, первое величественное сооружение было найдено у берега, а две другие пирамиды располагались в шестнадцати километрах от побережья.

Анализируя полученные данные, некоторые исследователи пришли к выводу, что Антарктида в далёком прошлом была густо покрыта непроходимыми лесами; в этом регионе, по версии учёных, вольготно жили животные и другие существа, в частности древняя человеческая цивилизация».

Независимо от того, насколько верны вышеизложенные соображения, на рубеже XIII — XII тысяч лет до Р.Х. прежний, допотопный евразийский ледник начал отступать, то есть таять. Под влиянием всеобщих климатических сдвигов меняется облик огромных территорий от Атлантики до Тихого океана. Там, где раньше царило ледяное безмолвие, теперь разрастаются густые леса, простирается тайга на 10 тысяч километров от берегов Балтики до нынешней Якутии. Исчезают не только мамонты, но и шерстистые носороги и многие другие. Животный мир мельчает.

Первые обитатели Центральной Азии занимались охотой и собирательством (по некоторым оценкам, примерно до X тысячелетия до Р.Х.). Теперь же они постепенно стали переходить к производящей экономике. На Ближнем Востоке культура земледелия была не местной и пришла извне в VIII тысячелетии до Р. Х. Разрыв между местной и пришлой культурами был огромный: только что полудикие роды занимались охотой и собирательством, и вдруг — появляются города с населением в несколько тысяч человек, жители которых возделывают 14 видов злаков и занимаются животноводством. Это событие учёные назвали «неолитической революцией».

В VI тысячелетии до Р.Х., когда охотники-собиратели Центральной Азии ещё продолжали населять пещеры, оседлые земледельцы начали сооружать свои постоянные поселения. Остатки подобных поселений обнаружены в Джейтуне близ Ашхабада в Туркменистане. В одном из таких поселений имелось около 30 домов, в которых могло жить до 200 человек. Жители поселений джейтунской культуры культивировали ячмень и пшеницу, владели искусством ирригации. Коза к тому времени уже была одомашнена, а дикие овцы оставались дичью.

В новых условиях, которые названы мезолитом, или средним каменным веком, продолжавшимся на земле до V тысячелетия до Р.Х., человек смело двинулся на север вслед за отступившим ледником. Люди осваивали новые охотничьи и рыболовные угодья, искали места, где жить было сытнее, а значит, лучше и проще. Они покидали свои оседлые стоянки и переходили к подвижному, охотничьему образу жизни, их жилищами стали временные шалаши. Зимой они укрывались по-прежнему уже в новых пещерах и землянках. Главным достижением людей в эту пору стало изобретение лука и стрел с кремниевыми и костяными наконечниками; тетивой в луках служили высушенные жилы животных. Лук и стрелы произвели буквально переворот в жизни людей, хотя человек продолжал владеть всем прежним арсеналом каменных орудий труда и оружием.

Отпала необходимость в загонном методе охоты как единственном способе добычи пищи, хотя он и сохранил своё значение при облавах на крупных животных. Теперь можно было охотиться небольшими группами и даже в одиночку.

В период мезолита на воду были спущены первые маленькие несовершенные лодки — плоты, что позволило людям двигаться по рекам и озёрам. Они ещё не отваживались выходить на утлых судёнышках в открытое море, но успешно осваивали внутренние водоёмы. Пешком, на лодках, имея в руках лук, стрелы, копьеметалки, гарпуны, овладев искусством ставить силки и охотничьи ловушки, люди начали осваивать новые места, где ещё не ступала их нога: Северную Европу, северную часть Сибири вплоть до Ледовитого океана. Наиболее отважные из них переправлялись через Берингов пролив на Северо-Американский континент.

В V тысячелетии до Р.Х. ближневосточные культуры испытали новое потрясение: многие прежние поселения погибли и почти на тысячу лет регион опустился на более примитивный уровень развития. В то же время в южнорусских степях появились колесницы, изображения которых лишь спустя 2 тысячи лет были зафиксированы в царских гробницах государства Шумер, в междуречье Тигра и Евфрата. В этом же тысячелетии долина великой реки Нил представляла буквально «пустое место». В здешних болотистых низинах бродили редкие роды охотников и рыболовов. Однако уже к концу тысячелетия происходит резкий скачок в духовной и материальной культуре этого региона. Начинается бурное развитие ирригационного земледелия.

Появление колесниц в Междуречье связано с появлением здесь и нового народного праздника — Нового года. Его в Вавилоне начали отмечать в III тысячелетии до Р.Х. в день весеннего равноденствия. В эту ночь главный бог Междуречья Мардук (старик в кафтане, с завитой бородой) спускается с неба на колеснице и раздаёт подарки тем, кто заслужил. В первые четыре дня Нового года на площади Вавилона ставятся спектакли-мистерии — как Мардук спустился в ад, спас богиню Иштар и совершил прочие подвиги. На пятый день из храма Изиды стартовало костюмированное шествие, изображающее приход Мардука на Землю, — покинув колесницу, тот плыл по каналу на корабле с названием «Карнавал». Вдоль канала жители украшали пальмы, вешая на них фигурки животных и звёзды, вырезанные из камня и дерева. В последний, 12-й день Нового года вавилоняне праздновали свадьбу бога Мардука с земной женщиной Сарпанитум: та была одета в голубое платье, а её волосы заплетёны в косу. Повеселившись во славу «деда Мардука» и «снегурочки Сарпанитум», Вавилон возвращался к работе.

Глубина памяти народной, отразившаяся в мифах, сказках, обрядах, праздниках, рудиментах древних верований, наряду с исторической лингвистикой, топонимикой и археологией позволили отодвинуть историю и исторические связи древних индоевропейцев на немыслимую прежним учёным глубину веков.

IV. Расы

Человеческая популяция, несмотря ни на какие катаклизмы и катастрофы, выстояла, а не погибла, как динозавры. В процессе эволюции смешение первых человеческих рас в некоторых регионах Земли практически отсутствовало, в других наоборот — шло чрезвычайно интенсивно, что дало большое разнообразие человеческих расово-антропологических типов.

В. В. Богданов писал: «Историков можно условно подразделить на тех, кто признаёт преемственность между древними этносами и ныне живущими, и тех, кто считает, что преемственности нет. […] Ответ можно получить только на научной основе эволюционной генетики». И вот эта эволюционная генетика говорит, что все народы Европы произошли от одного общего первобытного племени — европеоидов (иначе: индоевропейцев, кавказцев или арийцев), то есть было то время, когда предки арийцев, как то: индусов, персов, греков, римлян, славян, кельтов, германцев, скифов и других жили под одною кровлей, составляя одну семью, род (Е. П. Савельев). Это, кстати, происходило на севере Гималаев, как мы уже установили. Когда-то люди, принадлежавшие к этой расовой общности, говорили на одном языке. Следы этого общего происхождения до сих пор сохранились во многих языках народов Европы и Азии.

Индоевропейцы занимались скотоводством и земледелием, позднее овладели металлургией и стали выплавлять бронзу.

Европеоидная антропологическая раса первого порядка прослеживается в Центральной Азии и Сибири с верхнего палеолита и генетически восходит к кроманьонскому типу, являясь особой ветвью, развивавшейся параллельно с появившимися затем новыми подрасами Европы и Ближнего Востока (Г. Е. Грумм-Гржимайло, Л. Н. Гумилёв). Но постепенно она оттеснялась, поскольку перед ней были большие пустынные территории на западе Евразии, а у подпиравших её монголоидов не было иного выхода, кроме как теснить конкурентов за природные блага.

Кстати, раса, ныне известная как монголоидная, никакого первоначального отношения к монголам не имела, поскольку древние монголы были европеоидами, которые распространены были, как сказано выше, по всей Евразии, включая и территорию, ставшую спустя тысячелетия Монголией. Скорее расу монголоидов следовало бы назвать «китаеоидной», хотя и такое определение не совсем верно, ибо китайцы получили своё нынешнее название от европеоидного племенного союза кара-киданей (кара-китаев), с которым они долго воевали за господство в Великой Степи, а их (китайцев) «законная племенная территория» была расположена гораздо южнее нынешней Великой китайской стены — на юге современного Китая. Просто у китаеоидов, как я буду далее их называть, оказалась гораздо более высокая плодовитость и плотность населения из-за ограниченности жизненного пространства, позволившая «омонголить» («окитаить») практически всю Азию, а их антропологические признаки оказались ещё и доминантными в сравнении с европеоидами. И от смешения разных племён появились современные азиатские народы.

И вот тут возникает вопрос о возможности определения этносов и этапов их миграций по наличию у них определённого генетического кода, называемого «гаплогруппой». Теория эта весьма соблазнительна и её использование до определённых пределов вполне оправданно, но она далеко не универсальна и не определяюща. Ссылки на гаплогруппы как «безусловный показатель этничности» несостоятельны. Это инструменты исследования, статистически значимые маркеры. Реальные же, — объективно наблюдаемые Y-хромосомы, — не несут значимой этнической информации в генокоде. Этносы существуют и уникальны не за счёт гаплогрупп. Любой народ имеет не одну, а две-три и более гаплогрупп в своём наборе, при этом нет оснований считать одних «менее чистыми» а других — «более чистыми».

Мы также априори не можем реконструировать по гаплогруппам достоверные миграции, а тем более — дату происхождения (возникновения) того или иного современного этноса. Поэтому мы, конечно, можем использовать сведения, почерпнутые из наших знаний о гаплогруппах, но только с учётом приведённых оговорок.

V. Миграция рас

Скифские статуи-балбалы находятся при раскопках могильников Поросья, могильников у Саркела (Белой Вежи), курганов в нижнедонских и нижневолжских степях. У каменного изваяния, найденного на одном из островов Восточной Полинезии, руки прижаты к животу. У каменной статуи с отдалённого ото всех других земель тихоокеанского острова Пасхи руки также сложены на животе — в обоих случаях как у подавляющего большинства скифских статуй в Евразии. Лишь по мере удаления от центра Азии вид каменных статуй постепенно меняется. Видимо, на первоначальную общую идею начинают влиять и накладываться более поздние местные мотивы.

Такие совпадения не могут быть простой случайностью и лишь подтверждают уверенность в наличии каких-то древнейших культурных (обрядовых?) традиций в те времена, когда наследники этих традиций ещё не разбрелись по разным уголкам земного шара. И поскольку ни у негроидов, ни у китаеоидов таких традиций не зафиксировано, остаётся предполагать одно: что каменные статуи со сложенными на животе руками — это какая-то специфическая, присущая только ей, особенность культуры европеоидов.

Теперь о том, как и почему шло перемещение первых людей. Упоминаемое в Библии напутствие Адаму и Еве после их изгнания из рая звучало так: «Плодитесь и размножайтесь!». Было ли такое напутствие на самом деле или нет, неизвестно, но люди действовали в строгом соответствии с ним. И в какой-то момент времени первобытному человечеству стало тесно в прежних границах обитания, что дало импульс к освоению новых территорий. Наиболее активные (или обездоленные) стремились покинуть место прежнего обитания ради больших материальных благ — собираемых плодов и растений, даров рыбной ловли и охоты. Сперва для этого нужно было просто перейти в другое свободное место, а потом стало оказываться всё чаще, что свободное место на самом деле не свободно, а уже кем-то занято. Так началась миграция людей и постепенное освоение новых континентов. Из Индостана удобнее всего было направляться в восточном, южном и западном направлениях, чтобы не переваливать через высоченные и труднопроходимые перевалы и вершины Гималаев. Из Китая — на север и частично на более далёкий юг, где китаеоиды стали пересекаться с негроидами на юго-востоке. Примерно 38 тысяч лет до Р.Х. племена уже гибридной китаеоидно-негроидной расы австралоидов населяли не только юго-восточный Китай, но и большие, ныне островные территории, которые в ту пору, когда уровень океана был на сто метров ниже теперешнего (до Всемирного потопа), составляли с континентальной Юго-Восточной Азией единый участок суши — так называемый «Саундленд». Именно отсюда, из Азии, австралоиды начали свой путь в Австралию и на близлежащие острова (Новая Гвинея, Меланезия). В период развитого неолита (II тысячелетие до Р.Х.) Индо-Китай был одним из основных районов расселения племён, говорящих на аустроазиатических языках.

Как утверждают некоторые учёные, примерно за 33 тысячи лет до Р.Х. у гор Памира, Тянь-Шаня, Гиндукуша южный миграционный человеческий поток разделился, и те, что пришли в Индию с юга Гималаев, пошли своим путём. На этом пути и далее в Индии они были изолированны, и в результате мутаций создали немало своих, сугубо индийских генетических кодов (гаплогрупп). Среди них H, L, R2.

С севера Гималаев европеоидам удобнее всего было двигаться на запад, на север и на тогда ещё свободный от китаеоидов восток. И пока ещё существовал сухопутный путь из Азии в Северную Америку, по которому первые колонисты смогли проникнуть на этот континент. Таким образом и получилось, что североамериканские индейцы более европеоиды сравнительно с южноамериканскими, у которых больше китаеоидного в облике. Но уже это раннее разделение направлений движения европеоидов разделило их столь сильно по языку (тогда ещё очень древнему), что только те из них, что отправились на запад, составили затем так называемую общую языковую семью индоевропейцев. В этой семье во всех народах, как бы они теперь ни отличались между собой, в языке находятся какие-то единые древнейшие основы.

Ряд исследований указывают на Центральную Азию как на регион, откуда люди, скорее всего, заселили Европу, Сибирь и Северную Америку.

На рубеже V и IV тысячелетий до Р.Х. народонаселение в районе Гималаев в результате благоприятных климатических тенденций и высокой рождаемости вновь перевалило какую-то критическую точку, что дало толчок к новому расселению как единого европеоидного народа (ариев), так и других рас. Пра-индоевропейцы (арийцы), которые были носителями пра-индоевропейского языка, жили на общей прародине, как полагают учёные-лингвисты, около IV тысяч лет до Р.Х., во время энеолита и раннего бронзового века. Общий для всех индоевропейских народов лексикон свидетельствует о том, что это был воинственный кочевой народ, одним из первых одомашнивший лошадь и использовавший для передвижения на большие расстояния повозки сначала на массивных сплошных, а позднее облегчённых колёсах со спицами. Благодаря использованию таких технологий, как колесо и колесница, их потомки — индоевропейцы — смогли заселить огромные просторы Евразии. Самоназвание пра-индоевропейцев сегодня нам неизвестно. Возможно, и арии (арьи), как утверждают некоторые.

Языковые данные указывают на наличие в пра-индоевропейском языке слов, обозначающих снег, бук и лосось, на множество терминов, связанных с разведением лошадей, но в то же время — на отсутствие единого обозначения моря и связанных с ним понятий. Это свидетельствует о том, что прародина индоевропейцев находилась в глубине материка.

Если негроиды, отправившиеся на юго-запад, попали в совсем пустынную Африку, где у них не было конкурентов и сделали её почти целиком «чёрной», то китаеоидам вскоре пришлось начать сталкиваться с негроидами, отправившимися на юго-восток, а потом и с европеоидами, которые на севере уже вовсю осваивали те же просторы.

В то же время, начиная межплеменную борьбу, мужчины одного племени стремились уничтожить мужчин другого племени, а их женщин и детей сделать своей добычей. Поэтому, придя на чужую территорию и сделав её своей, они чаще всего со временем ассимилировались в новом сообществе, а их дети были уже лишь наполовину их крови. В то же время выжившие мужчины более слабого племени, чтобы не быть уничтоженными, бросали свою территорию, женщин и имущество и уходили туда, где их либо принимали с миром, либо где они могли сами выступить в роли захватчиков. Естественно, там тоже происходила со временем их ассимиляция. В таком, уже немирном движении, часто сбрасывалась лишняя масса населения из Азии в европейском направлении, и оно же было причиной сперва так называемых «переселений народов», а потом, с появлением и установлением государственных границ, нападений на эти государства.

Во времена этого расселения в Западной Европе, согласно археологическим находкам, ещё проживали остатки племён негроидной расы, а на равнинах Восточной Европы — какое-то количество высокорослых и низкорослых подрас. На Алтае как раз зарождались тюркские племена, на Пиренеях — иберийские, на Ближнем Востоке — семито-хамитские, а в Индии — дравиды-негроиды и гонды. На просторах земли было множество и других племён, уцелевших во время Потопа, но находившихся на разных ступенях развития — от дремучей дикости до жреческой учёности. Потоки переселенцев иногда пересекались, перемешивались. В результате через пять-шесть поколений племя, начавшее движение в одном направлении, по языку и внешнему обличью стало существенно отличаться от своих соплеменников, направившихся в другом направлении. И потому-то на границах соприкосновения белой и чёрной рас появляется кто-то вроде арабов и индусов, а на границах соприкосновения белой и жёлтой — целая палитра сармато-скифо-киммерийцев.

«Тюркоязычная» гаплогруппа R1b продвигалась из Южной Сибири, где образовалась XIV тысяч лет до Р.Х., через территории Средневолжской, Самарской, Хвалынской (в среднем течении Волги) и Древнеямной («Курганной») археологических культур и культурно-исторических общностей (VI — IV тысячи лет до Р.Х. и позднее), Северного Казахстана, перешла через Кавказ в Анатолию, через Ближний Восток и Северную Африку перешла на Пиренейский полуостров, а далее — на Британские острова и в континентальную Европу. Путь в континентальную Европу с Пиренеев — это путь и времена предков пра-кельтов и пра-италиков.

Параллельно следы древних носителей R1b прослеживаются на Балканах, отдельно в Словении, в Италии. Это — начало времени тюркских языков в Европе и исчезновения из Европы «пра-индоевропейской» гаплогруппы R1a1, которая заселяла Европу с Х тысячелетия до Р. Х. Гаплогруппу R1a1 фактически спасло то, что в начале III-го тысячелетия до Р.Х. её носители перешли из Европы на Русскую равнину, и заселили территории от Балтийского до Чёрного морей.По Русской равнине они прошли до Южного Урала и далее в Южную Сибирь примерно 2000 лет до Р.Х., в те же времена основали Андроновскую археологическую культуру, заселили Среднюю Азию и примерно 1500 лет до Р.Х. частью перешли в Индию и Иран как арии, принеся туда арийские диалекты, что фактически замкнуло языковую связку с арийскими языками (R1a1) и привело к появлению индоевропейской семьи языков.

В конце IV тысячелетия до Р.Х. в ближневосточное Междуречье проникают люди иного антропологического типа, чем жили здесь прежде, и приносят с собой навыки «бронзового века». Именно тогда началась эпоха знаменитых цивилизаций Древнего Мира, которые, по мнению большинства историков, заложили основы современной человеческой цивилизации. Но шумеры пришли не на пустое место, до них здесь жили другие люди.

Сами шумеры считали, что они сюда пришли с какого-то «острова Дильмун». Учёный мир породил на этот счёт несколько версий, однако очевидно, что это было где-то на юге, а сами шумеры в основном были людьми с явно выраженными негроидными чертами.

В то же время, высшие касты шумерских городов-государств относились к европеоидному типу: в царских могильниках находятся люди другой расы, нежели большинство шумеров. Возможно, здесь сложилась та же ситуация, что и в Северной Индии арийского периода: аристократия, высшее жречество и основная масса населения соотносились между собой как высшие и низшие касты-варны.

Примерно на рубеже III и II тысячелетий до Р.Х. предки полинезийцев были вынуждены под натиском китаеоидных групп из Центральной Азии покинуть свою прародину. Вслед за древними австралоидами на историческую арену Океании теперь выступают и предки полинезийцев, чьи физические данные явились следствием смешения китаеоидных, австралоидных и, вероятно, европеоидных групп Азии. Именно в Юго-Восточной Азии, а не на островах Океании, сформировался расовый облик полинезийца. Волосы у полинезийцев чёрные, хотя первые исследователи отмечали и светловолосых аборигенов (Уоллис, Бэнкс, Кук). Около 1500 года до Р.Х. протополинезийцы ступили на острова Суматра и Ява, а чуть позже их присутствие обнаруживается и на Сулавеси, за которым непосредственно и начинается область Океании.

Вплоть до середины I тысячелетия до Р.Х. во всей Евразии, вплоть до Атлантического океана, поочерёдно доминировали два языковых поля — тюркское (прототюркское) и индоевропейское, языки гаплогрупп R1b и R1a, соответственно. Носители этих гаплогрупп мигрировали встречными курсами, с временной разницей в 1 — 2 тысячи лет, но во многом по тем же территориям, что и запутало лингвистов и археологов и привело к ошибочным теориям «индоевропейской прародины».

VI. Кровь — носитель древнейшей информации

В настоящее время практически не осталось на планете генетически чистокровных рас. Как в природе не бывает идеально чистых материалов, так не бывает и расово чистых людей, в каждом есть какая-то примесь иного этноса. Однако кровь не смешивается. Принадлежность каждого человека к его расовой ветви и даже к определённому внутрирасовому этносу может быть выявлена современным комплексом биолого-генетических исследований. Не исключение здесь и современные казаки. Из обособившегося внутри европеоидной расы киммерийско-скифского субстрата (по самоназванию — азов или асов) пробилось множество корней и корешков, часть из которых в процессе эволюции растворилась (ассимилировалась) в других этносах, а часть выжила, растворив в себе примеси других народов. Из таких последних (выживших) на сегодня самыми жизнеспособными протоказачьими оказались три побега — запорожские казаки (днепровские асы), донские казаки (асы Подонья и Приазовья) и северокавказские асы-аланы (балкарцы и карачаевцы).

Впервые понятия «кровь» и «нация» связали воедино военные врачи супруги Гиршфельд, которые в конце Первой Мировой войны работали в госпитале греческого города Салоники. В. Г. Михайлов сообщает:

«У всех находившихся на лечении супруги Гиршфельд определяли группу крови. Они получили при этом удивительные данные, которые показали, что среди разных рас и народностей группы крови распределяются неравномерно.

Результаты исследований врачей Гиршфельд вначале не привлекли к себе внимания, но потом в науке начало накапливаться всё больше фактов, подтверждающих эти наблюдения. Оказалось, например, что 80% североамериканских индейцев имеют первую группу крови, а третья и четвёртая у них не встречаются. Среди жителей Индии, наоборот, около половины людей с третьей группой крови. Много людей с третьей группой имеется среди маньчжур, корейцев, китайцев. У шведов, датчан и финнов преобладает вторая группа крови, а у аборигенов Австралии — первая группа (0) и почти никогда не встречается третья группа (В) … В европейских странах обращает на себя внимание преобладание людей со второй группой (А), а в азиатских — с третьей группой (В).

По мнению Гиршфельда, вначале появились две первичные расы — раса А (II) и раса В (III). Можно предположить, что раса А возникла на северо-западе Европы, где до сего времени среди населения преобладает группа крови А. В Восточной Азии утвердилась раса с группой крови В, где она до сих пор также преобладает. Если эти свойства проявляются вместе, то у людей появляется четвёртая группа (АВ), если их нет, то люди относятся к первой группе (0)».

Картина будет неполной, если не сообщить, что преобладающая группа крови у негров — четвёртая (АВ), то есть как бы «азиатско-европейская».

Существуют законы наследования групповых признаков крови. У ребёнка не могут появиться групповые признаки А, В и резус, если они отсутствуют у родителей. Если родители (один или оба) имеют первую группу крови (0), то их ребёнок не может иметь четвёртую группу (АВ). И наоборот, в браках, в которых родители (один или оба) относятся к четвёртой группе крови (АВ), не может родиться ребёнок с первой группой крови (0).

Если у отца и у матери первая группа крови, то и у ребёнка может быть только первая группа. Если у отца и у матери вторая группа крови, то у ребёнка будет первая или вторая. Если же у отца и у матери третья группа крови, то у ребёнка может быть только первая или третья группа крови, но не вторая или четвёртая.

Резюмируем. Из всего вышесказанного отчётливо видно, что европеоиды были с самого начала носителями II группы, китаеоиды — III группы, негроиды — IV группы, причём свойства крови негроидов являются как бы «сплавом» европеоидной и китаеоидной крови. А большинство австралийских аборигенов не имеют признаков ни одной из расовых групп крови. И около 80% индейцев Северной Америки так же, как и аборигены Австралии, не имеют европеоидных, китаеоидных и негроидных признаков. Но их группа может появиться под воздействием каких-то факторов от родителей-европеоидов по крови! Остающиеся 20% индейцев в основном относятся ко II (европеоидной) группе крови, что и подтверждает переход древних европеоидов либо сушей, либо морем на Американский континент.

Кроме группы крови важное значение могут иметь исследования ДНК человека. ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота) — это такая «хитрая» макромолекула живого организма (одна из трёх основных, две другие — РНК и белки), которая обеспечивает хранение, передачу из поколения в поколение и реализацию генетической программы развития и функционирования этих организмов. Через ДНК расово-этнические метки остаются у людей неистребимыми и неизменными целые тысячелетия.

Достаточно обнаружить характерные метки при ДНК-анализе, чтобы безошибочно определить расовые истоки происхождения данного индивидуума (с определением этнического внутрирасового происхождения дело обстоит не столь очевидно). Особенно устойчива мужская Y-хромосома. В женском организме — своя генетическая система, основанная на женской Х-хромосоме. ДНК-метки, как неистребимый генетический код, всегда дают о себе знать и умирают только вместе с человеком и его племенем (этносом).

В США уже давно обнаружено, что при пересадке почки белого человека чернокожему происходит отторжение чужого органа. И наоборот — органы чернокожего человека не приживаются в организме белого. Более того, медики установили, что кардиологические лекарства, помогающие китайцам, корейцам и японцам (представителям китаеоидной расы) — совершенно бесполезны европеоидам и негроидам. Поэтому, назначая пациенту лекарство, врачи в США предварительно делают генетический анализ его расовой принадлежности.

Особые свойства представителей разных рас очевидны во многих областях жизнедеятельности человека. Например, транслируется чемпионат мира по лёгкой атлетике, финальные забеги. На старте — одни чернокожие спринтеры, белые бегуны в финал попадают редко. Другой пример: чемпионат мира по плаванию. Финальные заплывы — ни одного чернокожего пловца! Почему спортсмены-негроиды «не плывут» — полная загадка (Е. В. Косов).

Многие племена веками гуляли по Великой Степи от берегов Тихого океана до Европы, то смешиваясь между собой, то, наоборот, выделяясь и обосабливаясь из общего корня. История перекрёстных половых контактов и генетического взаимовлияния существенно повлияла на этническое содержание и антропологический облик нынешних потомков скифо-сарматов. Родственная связь природных скифов западной части Великой Степи с тюркской основой позволяет относить скифских предков и их самих к тюркам, но последовавший затем мощный приток славянской крови так же сильно и кардинально «ославянил» их. Такое слияние скифов-тюрков сославянской малорусской и великорусской «прививками» дало тот сплав, который ныне зовётся «казачеством».

Гораздо меньшим оказалось влияние славянской составляющей на третью живую скифскую ветвь — на аланов Северного Кавказа, и предопределило столь заметное сегодня обособление казаков от балкарцев и карачаевцев.

VII. Род, племя, союз племён

Не следует надеяться, что кому-то удастся разделить весь ныне существующий в человечестве «этнический котёл» на исходные этнические культуры. Это невозможно. Тем не менее, каждый может при желании обнаружить в себе какую-то степень близости, родства с той или иной этнической культурой, поскольку действуют так называемые «законы доминирования». И основной генетический набор в человеке ведёт себя подобно этническим корням — он сохраняется в генетике в сцеплении на протяжении тысячелетий (В. В. Богданов).

Человеческий мир во все времена был разделён на огромное количество этнических групп, известных сегодня как роды и племена, со временем становившиеся союзами племён. Во главе рода была женщина, только по матери можно было точно определить круг людей, находящихся в родстве друг с другом, и прежде всего от неё зависело продолжение рода. Это была племенная власть женщин — матриархат. Больше всего ценились женщины, так как от их количества зависело деторождение а, следовательно, и существование рода. Мужчины были социально более подвижным элементом, чем женщины, они слабее были связаны с определённым родом, с определённой женщиной. Они могли переходить из одного рода в другой, жить с несколькими женщинами из разных родов, иметь от них детей.

Племенем была некая группа родов, которые были объединены между собой общими мужчинами. Эти мужчины в пределах своего племени могли периодически переходить из одного рода в другой. Мальчики до определённого возраста воспитывались в том роде, в котором родились. Сначала их воспитывали женщины данного рода, но затем они проходили инициацию, то есть держали испытание на готовность стать мужчинами и войти в сообщество мужчин. Институт инициации юношей известен у всех народов, находящихся на ранней ступени развития. Пройдя инициацию, юноши уходили из данного рода, но каждый из них знал, из какого он рода и кто его мать.

В древности даже язык мужчин отличался от языка женщин, точнее, мужчины между собой говорили на одном диалекте, женщины между собой — на другом диалекте, а мужчины с женщинами общались на третьем диалекте.

Когда численность людей в одном месте обитания превышала объём доступных здесь ресурсов, начинались кровавые разборки и войны между племенами. Воевали, разумеется, мужчины. В связи с этим главной структурной единицей в организации популяции людей стало племя и роль мужчин в обществе в это время повысилась. Так начался переход к патриархату. По всей вероятности, этот переход был очень непростым, нередко между привыкшими быть независимыми при родовом строе женщинами и мужчинами возникали кровавые стычки, шла борьба за власть.

Таким образом, люди среднего Каменного века продолжали продвижение в северные районы Евразии. Так оказались заселёнными огромные пространства. Охота, рыболовство, собирательство, приручение диких животных, в первую очередь собак и свиней, стали основным видом хозяйства тогдашних людей. Новый образ жизни привёл к дроблению больших родовых коллективов на небольшие, на многочисленные группы постоянно передвигавшихся охотников и рыболовов; они осваивали и обживали территории, которые уже считали своими угодьями. Начиналось формирование племён, в которые объединялись люди, близкие по образу жизни, хозяйственным навыкам, территории, рождающемуся языку. Эти племена отличались от других племён, живших на других территориях и имевших свои особые обычаи, традиции, хозяйственные навыки.

Дефицит ресурсов по мере дальнейшего роста численности людей всё более увеличивался и это приводило к ещё большему обострению борьбы между племенами. Кроме того, началось имущественное расслоение, возникло разделение труда и появилась меновая торговля. Часть племён стала специализироваться именно на войне. Так появились наёмники. Часто эти наёмники захватывали власть в нанявших их племенах и полностью подчиняли их себе. Дань становилась не платой за услугу, а налогом-бременем.

Следующим этапом в развитии родоплеменного строя было появление союзов племён. В то время такие союзы не были прочными образованиями, они то появлялись, то исчезали, при этом племена легко переходили из одного союза в другой. Войдя в союз, племена сохраняли значительную долю своей самостоятельности, а именно: язык, религиозные верования, культурные особенности. Но для общения в пределах большого союза племён требовался язык или диалект, который бы знали во всех племенах. Язык межплеменного общения состоял из смеси слов разных племён.

Если союз племён существовал долго, то язык межплеменного общения в конце концов вытеснял племенные языки, они забывались уже в третьем-четвёртом поколениях, то есть уже через 100 лет. Однако характер одежды, тип жилищ, прикладное искусство оказывались устойчивей языка. Распространение языка на большую территорию вовсе не является свидетельством дальних миграций племён. Чаще всего люди никуда не переселялись, а приходили группы пассионариев, облагали племена данью, вели торговлю, в общем «владели ими». Эти дружины даже не были завоевателями, они просто объединяли племена в военно-экономические союзы. И средством общения в пределах такого союза становился либо язык племени, из которого пришли эти пассионарии, либо некий «эсперанто», смесь языков.

Но настоящие этносы появились только при появлении более устойчивых союзов — протогосударственных образований. В пределах этих образований происходила не только выработка единого языка и общих религиозных верований, но и распространение технологий и культур, а также выработка уже не расовых, а этнических психотипов и генотипов, позволяющих говорить о национальных особенностях разных людей.

В Евразии и древнейшая Ямная (Арийско-Тюркская?), и более поздняя Катакомбная (Киммерийская), и Срубная (Скифская) культуры отличались одним и тем же обрядом погребения в курганах, различавшимся лишь в деталях (сначала под курганом делали обычную яму, затем — более сложную конструкцию в виде катакомбы, а в эпоху Поздней Бронзы укрепляли её деревянным срубом). На протяжении всей эпохи Бронзы сохранялись преемственность типа керамики, жилища и других характерных признаков. Тип хозяйства (смешанного, сочетавшее оседлое скотоводство с пашенным земледелием) в этот период не претерпевал существенных изменений. Наконец, как показали антропологические исследования, физический тип населения также оставался постоянным.

Очевидно, что Срубная культура эпохи Поздней Бронзы, в ареале распространения которой древнейшие источники упоминают скифо-киммерийцев, сложилась на старом месте обитания ариев. Сначала киммерийцы, а затем и скифы, как носители Срубной культуры, оказываются прямыми наследниками степных ариев (тюрков) Восточноевропейской равнины; их предки предпочли остаться «дома», тогда как другие расселились по всем направлениям. Неудивительно, что древняя традиция, представленная в Библии, называет киммерийцев старшим из народов индоевропейской семьи!

VIII. Развитие человеческого общества

На исходе неолита новые условия жизни привели в этих районах к быстрому увеличению населения, накоплению общественного богатства, появлению возможностей для выделения из состава родовых общин отдельных семей, которые вполне могли обеспечить своё существование. Это вело к ликвидации былого равенства родоплеменного строя. Дело шло к переходу от родоплеменного строя к государству. И действительно, задолго до Рождества Христова государства появились в Египте, Месопотамии, Индии, Китае.

Медленнее развивались эти процессы в центре Европейского континента и совсем медленно — в Северной Европе, на Восточно-Европейской равнине. И когда уже заблистали первые государства, здесь, в северных лесах, всё ещё неторопливо и замкнуто жили своими небольшими посёлками охотники и рыболовы.

Европеоиды оставили после себя образцы высоких культур, именуемых археологами как «Трипольская», «Ямная», «Андроновская», «Фатьяновская», «Черновар», в которых уровень градостроительства, металлургии, ювелирного дела был выше, чем у современников этого народа, проживавших в Анатолии, Месопотамии, Египте и других землях Средиземноморья. В конце IV — середине III тысячелетия до Р.Х. в долине Нила уже существует развитая древнеегипетская цивилизация с огромными пирамидами и храмами. В первых архитектурных монументальных постройках Египта, к примеру, в храме у гробницы Джосера (считается первой пирамидой в Древнем Египте) обнаружена имитация из камня деревянных столбов и сводчатой крыши. Прототипов этого храма в Древнем Египте просто нет, но в то же время так называемые «дома столбовой конструкции» являются любимым типом жилища на просторах континентальной Евразии. Такой тип известен с древнейших времён от Южного Приуралья на востоке до Днестра на западе, от Северного Кавказа на юге до Среднего Поволжья на севере и относится к культуре эпохи позднего «Медного века» — раннего «Бронзового века» III — IV тысячелетий до Р.Х. (3600 — 2300 годы до Р.Х.). С жилищами культур Ближнего Востока эти дома не имеют ничего общего. Поэтому неудивительно, что строения подобного типа возникают в Египте только в начале его истории, а потом исчезают.

В середине III тысячелетия до Р.Х. в южнорусских степях существовало развитое пашенное и притом ирригационное земледелие, в это же время у шумеров — в основном мотыжное. Э. Церен в труде «Библейские холмы» сообщает интересный факт: обнаруживается удивительное сходство между усыпальницами в Уре, некоторыми могильниками в Греции, восточной части Балканского полуострова и в Южной России — сводчатые и купольные.

В этом же тысячелетии в Шумере обнаруживается интересный след влияния северной цивилизации — зимняя повозка «сани». В них шумеры из-за отсутствия снега не ездили, но отправляли в последний путь своих правителей. В санях, отделанных золотом и серебром, лазуритом, с изображением голов львов и быков, царей Ура отправляли в мир иной. Интересно, что точно такой же обычай сохранился в Киевской Руси, которая «выросла» из скифского по преимуществу государства Хазария, вплоть до Средних веков. Чешский исследователь Любор Нидерле в «Славянских древностях» сообщал: «В русских источниках, по которым нам этот обычай только и известен, имеется несколько сообщений о том, что тела умерших князей Владимира, Бориса, Глеба, Ярослава, Михаила, Святополка (X — XII века), хоронились ли они зимой или летом, привозились к месту погребения на санях». Кроме того, люди, которые ожидали своей скорой смерти, готовили себе для погребения сани, а старое русское выражение «сидеть на санях» означало то же, что «быть при смерти». Отмечен этот обычай не только в России и на её казачьем юге, но и в Карпатах (в Словакии, Польше и Сербии).

Интересно, что сани обнаруживаются и в Древнем Египте (II тысячелетие до Р.Х. — 14 век до Р.Х.), как и бронзовые мечи северного типа, относящиеся к ранней истории Египта. На восточной стороне погребальной камеры египетского владыки Тутанхамона показана похоронная процессия. Тело фараона лежит в саркофаге на носилках с изображениями львов, а сам саркофаг стоит в ковчеге, который люди тащат на санях к гробнице. Вот такая складывается преемственность между цивилизациями Севера (ариями — скифами) и древними Междуречьем и Египтом.

Это различие путей развития человечества в период неолита повлияло и на складывание различных больших групп людей. Так на северо-востоке Европы, в Зауралье, Западной Сибири стал складываться тип людей, которые стали предками угро-финнских народов.

На юго-востоке Европы, в Средней Азии, в Северной Индии складывались земледельческо-скотоводческие племена, которые стали предками будущих так называемых индоевропейцев. В Восточной Сибири, на безраздельных степных пространствах Азии, в ареале обитания пра-индоевропейских пастушеских племён стали формироваться предки будущих монгольских и тюркских народов.

В районе Северного Кавказа, Малой Азии, Западного Ирана начали формироваться кавказские народы и складываться кавказские языки.

Во всех этих крупных группах Евразии идёт бурный рост населения. Им тесно на прежних территориях, а земля велика, обильна и прекрасна. Люди продолжают перемещаться с места на место в поисках лучшей доли. А это значит, что уже в те времена начинается не только обособление больших групп населения земли, но и их смешение. Процесс этот продолжается и по сей день.

На исходе неолита, который продолжался вплоть до II тысячелетия до Р.Х., окончательно сформировались такие новые отрасли хозяйства, как скотоводство и земледелие. Во многом это произошло потому, что люди стали использовать наряду с каменными орудиями труда и оружием металл: сначала они научились выплавлять медь, которая, однако, была мягким металлом и не могла ещё конкурировать с камнем. Позднее в мир камня, кости, дерева прочно вошла бронза — сплав меди и олова. Появились бронзовые мотыги, топоры, кинжалы, серпы, ножи, пилы, а ещё позднее мечи. Из бронзы стали делать и украшения. Постепенно Каменный век стал уступать место веку Бронзовому, который уже охватил огромные пространства земли со II тысячелетия до Р.Х.

Раньше всего скотоводство, земледелие, выплавка металла появились там, где природные условия жизни людей были наиболее благоприятными. Этими районами стали Египет, Двуречье, Индия, Китай, Южный Урал.

Тогдашние поселения представляли собой несколько десятков землянок, полуземлянок или наземных жилищ. Характерно, что все эти стоянки жмутся к воде. В новых хозяйственных условиях требовалась мужская сила, ловкость и мужская доблесть. Окончательно наступило время патриархата, когда ведущее место в семье, роде, племени заняли мужчины. Женщина с этого времени подчинилась мужчине.

Новые условия жизни породили на обширных пространствах Европы и Азии новые типы человеческих коллективов. Родовой строй достигает своего расцвета. Роды, то есть большие родовые семьи и их объединение в племена, по-прежнему являются основой общественной организации людей. В это время дальнейшее развитие в обществе получают коллективный труд и коллективная, или общественная, собственность, в том числе и на окружающие земли. В зависимости от условий природы люди в то время селились небольшими компактными посёлками. Если у племени не хватало угодий, то начиналась борьба за земли с соседними племенами. Так борьба за жизнь не только с животным миром, но и людей между собой прочно вошла в человеческую историю вместе с неолитом.

IX. Великая Степь

Генотип одной популяции сохраняется на протяжении многих веков в трёх следующих случаях.

Во-первых, в изоляции, когда нет поступлений чужеродных генов извне.

Во-вторых, когда популяция на основе национальных, религиозных или иных предпочтений сама ограничивает брачные союзы своих членов с иноплеменниками.

В-третьих, когда популяция живёт в окружении этнически близких популяций.

Огромное географическое пространство Великой Степи при низкой плотности населения обеспечивало высокий уровень изоляции даже без специальных мер, направленных на сохранение «чистоты крови» кочевников. А традиции обеспечивали лишь регионализацию близкородственных скифских племён. В таких почти лабораторных по стерильности условиях, когда действовали два из вышеуказанных условий (первое и последнее) большие этнические массивы протоскифов (прототюрков), кочевавших по просторам Великой Степи, смогли сохранять свой первобытный генофонд практически без изменений в течение многих тысячелетий. И лишь значительно позднее, в новых условиях увеличившегося инородного населения (китаеоидов), начались процессы метисации и гибридизации европеоидов.

Обширная равнина — Великая Степь, которую племена родственных друг другу кочевников занимали в течение долгих веков, простирается от Подола на западе до границ Китая на востоке. Она образует единое, географически целое природное пастбище, но в Азии в неё вторгаются горные цепи Памира, Тянь-Шаня и Алтая, в то время как Уральские горы практически отсекают азиатскую её часть от европейской. И всё же контактам по всему этому огромному пространству никогда не могли помешать чисто географические преграды, так как азиатскую и европейскую части равнины связывают коридоры, образованные двумя перевалами — Джунгарским и Ферганским. В доисторические времена трава покрывала практически всю центральноазиатскую часть равнины, но происшедшие здесь определённые климатические изменения незадолго до начала исторической эры привели к тому, что большие районы пастбищ превратились в бесплодные, покрытые песком пустыни, непригодные для проживания. Но эти песчаные пространства остались открытыми для путешествий, такое превращение не смогло помешать передвижениям жителей Великой Степи или положить конец межплеменным контактам, которые уже сложились. Таким образом, взаимоотношения между племенами традиционно сохранялись с самых древних времён до совсем недавних.

В древности границы этого региона определялись географическими объектами, а не политическими демаркационными линиями. Если двигаться с востока на запад, то ими были горные цепи Нань-Шань и Тянь-Шань и река Окс (Аму-Дарья). Далее шло Иранское плоскогорье, которое, возможно, являлось больше межплеменной границей, но за ним снова следовали естественные границы в виде Кавказских гор, Чёрного моря, Карпат и Дуная. Вдоль северного края Великой Степи располагались негостеприимные, полные опасностей земли, покрытые гибельными болотами, обширными лесами и дикой тундрой. Природных опасностей этого края было достаточно, чтобы служить мощным сдерживающим средством от проникновения туда кочевников, привыкших к широким равнинным просторам.

Азиатская часть Великой Степи подвергалась сильным холодам в зимние месяцы и испепеляющему зною летом, вследствие чего растительность этого региона всегда была не слишком пышная и мало подходила для примитивных методов ведения сельского хозяйства. И хотя кедры обильно произрастали на холмах в Азии, сосны, лиственницы и берёзы росли и там, и в европейской части, 1-летние и 2-летние растения были, однако, практически неизвестны в азиатской части Великой Степи, в то время как в европейской части Степь покрывалась весной цветочным ковром. Здесь земли были покрыты более густыми лесами, так что дубы, липы, ясени и акации простирали свою сень над большей частью равнины, плодовые деревья приносили желанный урожай, великолепная трава служила для откорма скота, а съедобные коренья и луковицы поставляли человеку пищу.

Весь этот регион был потрясающе богат животным миром. В Азии по Степи бродили лоси, медведи, волки, леопарды, бизоны и дикие лошади. В европейской части были распространены дикие кабаны, ослы, козлы, выдры и бобры. Суслики, маленькие создания из семейства тушканчиков, зайцы, норки и горностаи обитали в подлеске; в траве таились гадюки и другие змеи, а над ними жужжали пчёлы, которых ценили за их мёд. Из птиц водились орлы, фазаны, франколины и многие другие виды. Все эти животные и птицы позднее появятся на знаменитых ювелирных изделиях скифов.

Вообще, европейская часть Великой Степи обладала более пышной растительностью, более мягким климатом и была более плодородной, чем азиатская. Её пересекали великие реки: Волга, Дон со своим притоком Донцом, Днепр, Буг и, наконец, Днестр. Все они обеспечивали огромные уловы рыбы и ценные залежи соли. Их воды обогащали почву долин, но не служили чрезмерной помехой для передвижения.

Таким образом, кочевники имели возможность свободно перемещаться по всему региону, пася скот или преследуя дичь, которой изобиловала Великая Степь, не преодолевая никаких серьёзных географических преград и не сталкиваясь ни с какими пугающими изменениями в климате или растительном мире. Это было их многотысячемильное царство, их монопольный ареал обитания.

В эпоху неолита, в то время как жители Западной Азии были ещё охотниками, их современники на берегах Окса были рыболовами, которые соприкоснулись с землепашцами Мерва и научились производить для себя красную и чёрную керамическую посуду, а также, может быть, кое-какие ткани. Почти в то же самое время в европейской части Великой Степи обитатели деревянных и плетёных жилищ украшали свою посуду геометрическими узорами, и спустя совсем немного времени среди керамики Триполья обнаружились фигурки быков, козлов, собак, оленей и людей. В Сибири последующие поколения раскрашивали свои керамические изделия красными или белыми полосками, что придавало им сходство с керамикой Сузы или Сиалка. Они держали крупных домашних животных и клали своих мёртвых с подогнутыми ногами в прямоугольные могилы, покрытые каменной плитой. Между 3000-м и 1700 годами до Р.Х. первые землепашцы стали обрабатывать землю Сибири, придя с запада и заселив более плодородные земли. Парадоксально то, что в то же самое время пастухи-кочевники впервые появились в Поднепровье. Это были светловолосые люди с удлинённой формой головы, вполне вероятно, фракийцы; они имели боевые топоры принятой в Европе формы; они одомашнили лошадь; перед захоронением они обмазывали своих мёртвых охрой, отчего даже их кости приобретали красноватый оттенок.

Особая судьба сложилась у той части кочевников, которая осела в западной части Великой Степи. Пространство, прорезанное могучими реками Днепром, Бугом, Днестром и Доном, продуваемое ветрами со всех направлений и объединённое с юга акваторией Чёрного и Азовского морей, стало уникальным перешейком, на протяжении тысячелетий игравшим ключевую роль в истории многих народов, начиная с легендарных киммерийцев и заканчивая казачеством. Невольно складывается впечатление, что край этот избран кем-то свыше в качестве своеобразного полигона для конвергенции в нём различных народов и их культур. Под этим же углом зрения можно смотреть на историю сосуществования рядом двух древних народов — греков и киммеро-скифов.

Если скифы (киммерийцы) не были первыми, кто одомашнил лошадь, то они были одними из первых, если не первыми из народов Средней Азии, которые научились ездить верхом. И в Китае, и в Индии, а возможно, и в Египте, во II тысячелетии до Р.Х. лошади использовались как вьючные животные для перевозки грузов или для того, чтобы волочить телеги, установленные на твёрдых колёсах, вытесанных из камня или стволов деревьев. Киммеро-скифы научились использовать коней, впряжённых в лёгкие колесницы, в бою и для преследования врага. И военных успехов скифы добивались во многом благодаря тому преимуществу, которое было у их конных воинов над пешими врагами. Это превосходство быстро оценили последние. Вследствие этого, почти сразу же вслед за киммерийцами, техникой верховой езды овладел весь средневосточный регион. И действительно, быстрота, с которой пехотинцы превращались в кавалеристов, была так велика и всеобъемлюща, что, вероятно, конные пришельцы, которые появились в Центральной Европе в это же время, научились верховой езде от своих восточных соседей. Они, в свою очередь, передали это умение тем, кто жил дальше на западе. Киммерийцы использовали своих коней только для верховой езды, будь то охота или война, рассматривая их как средство быстрого передвижения, и продолжали держать быков для домашних нужд и тяжёлой работы. На Алтае, с другой стороны, лошадей использовали для того, чтобы тащить крытые кибитки, в которых женщины и дети переезжали с места на место, а также грубые повозки, применяемые для транспортировки тяжёлых камней, требующихся для насыпи над могильными курганами.

Это был период массового переселения народов и племён с запада на восток и с востока на запад. Вероятно, была какая-то широко распространённая причина для таких миграций; возможно, это была одна из великих засух, которым периодически подвергалась большая часть Восточной Европы и Западной Азии.